Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Апр 4, 2017

Как закончилась Аджария

Аджария
К моменту распада СССР Аджария была одной из трёх автономий в Грузии, наряду с Абхазией и Южной Осетией. Все три автономии на рубеже 1980-90-х захотели повысить свой статус. В Абхазии и Южной Осетии разразилась война (и, впоследствии, не одна), по результатам которых они стали де-факто независимыми государствами. В Аджарии ситуация сложилась иначе.

Руководство Аджарии родом из местного обкома КПСС во главе с Асланом Абашидзе в начале 90-х всё-таки создало свою армию, но не пыталось добиваться независимости Аджарии. Абашидзе позиционировал республику как «свободную экономическую зону» с правом оставления таможенных сборов в местном бюджете, а в 2000 году добился внесения в Конституцию Грузии особого государственного статуса Аджарии.

С центральным руководством Грузии удалось договориться. Глава Аджарии Аслан Абашидзе и приближённые к нему люди получили свободу действий в республике в обмен на её формальное сохранение в составе Грузии и «правильные результаты» на общенациональных выборах. Местные кланы получили в собственность и управление все выгодные активы, не встречая конкуренции со стороны общегрузинских групп, а также контроль над таможней (Аджария находится на границе с Турцией, а её столица Батуми — крупнейший морской порт Грузии). Политическая власть местных кланов соединилась с экономическим доминированием, и даже местные силовики подчинялись Абашидзе. Мелкие недопонимания с президентом Грузии Шеварнадзе не выходили за рамки приличий — на самом деле и центральному режиму в Тбилиси, и аджарскому руководству этот симбиоз был вполне выгоден. Положение аджарской автономии и её руководства выглядело непоколебимым.

Всё изменилось осенью 2003 года. К тому времени грузин достали многолетние проблемы страны — коррупция, клановость, оторванность власти от общества, концентрация собственности и активов в руках считанного числа семей, разгул криминала, отсутствие перспектив у молодёжи. Когда в 2003 году очередные парламентские выборы в Грузии были сфальсифицированы в пользу Шеварнадзе, люди вышли на улицы Тбилиси и других городов. Произошла Революция роз — Шеварнадзе был свергнут, к власти в Грузии пришла команда Михаила Саакашвили.

Власти в Батуми во главе с Асланом Абашидзе пристально наблюдали за ситуацией в Тбилиси, стремясь сохранить своё положение.

При этом в Аджарии сложилась достаточно классическая ситуация: 1) в стране в целом к власти пришли новые люди, обещающие необходимые перемены; 2) оставшийся в автономии режим представляет из себя то старое, что всем уже надоело — надоело и в стране, и в автономии; 3) отсутствуют заметные движения, выступающие и за перемены, и за сохранение или укрепление автономии республики, поскольку политическое пространство Аджарии до этого было вычищено «контролирующим всё» Абашидзе.

25 января 2004 года, уже после избрания Михаила Саакашвили президентом Грузии, состоялся его первый визит в Батуми. Толпы сторонников реформ приветствовали Саакашвили и выкрикивали лозунги против аджарского руководства. Их разогнали подконтрольные Абашидзе части спецназа МВД Аджарии.

Обстановка накалялась. 14 марта аджарские силовики не пропустили на территорию автономии кортеж Саакашвили. Грузинское правительство в ответ на это приняло ряд мер по блокированию автономии. Саакашвили заявил: «Или мы сейчас встанем все вместе и раз и навсегда искореним в Грузии бандитизм, феодализм и предательство, или мы не будем существовать как государство».

18 марта в Батуми прошли прямые переговоры между Асланом Абашидзе и Михаилом Саакашвили. Саакашвили был в трудном положении — он только что пришёл к власти, ситуация оставалась неустойчивой, у страны были требующие немедленного решения проблемы и слабая армия. Это не могло не толкать нового грузинского президента на переговоры и уступки «аджарскому льву» Абашидзе. В этот день Аслан Абашидзе выторговал сохранение своего положения в обмен на ряд уступок и деэскалацию ситуации.

Однако народ Аджарии не понял этой сделки. Аджарцы не поняли, почему вся Грузия начинает реформы и решение надоевших всем проблем (одинаковых и для Аджарии), а они должны остаться и дальше податным сословием для Абашидзе и его компании. 28 марта на парламентских выборах в Аджарии партия Абашидзе «Возрождение» набрала лишь 3 %.

Саакашвили верно оценил обстановку, увидел желание аджарцами перемен. Молодой грузинский президент отыграл соглашения с Абашидзе через несколько дней после их заключения и занял непримиримую позицию по отношению к «клану Абашидзе, который не представляет интересы аджарцев, а является бандой преступников, убийц и наркодилеров».

Аджарские силовики по-прежнему находились в подчинении Абашидзе. 30 апреля они разогнали митинг оппозиции в Батуми. 2 мая ими были взорваны три моста через реку Чолоки — пограничную между Аджарией и Грузией, разобрано железнодорожное полотно на административной границе.

Тем временем к 4 мая в Батуми против властей Аджарии митинговало уже 15 тысяч человек — огромная для 150-тысячного города цифра. На сторону митингующих начали переходить солдаты, депутаты и функционеры правительства. Саакашвили предъявил Абашидзе ультиматум.

В ночь с 5 на 6 мая Аслан Абашидзе с сыном, мэром Батуми Георгием и приближёнными бежал из Аджарии за границу. Толпы людей встретили эти сообщения с ликованием, кресло экс-президента автономии было сожжено на площади.

6 мая в Батуми прибыл Михаил Саакашвили. В тот же день были организованы временные органы управления регионом. К 10 мая были сменены руководители городов и муниципалитетов. Саакашвили лично на бульдозере снёс КПП на реке Чолоки. 20 июня на парламентских выборах в Аджарии партия «Саакашвили — победившая Аджария» набрала 70 % голосов. Регион был полностью подчинён центральным властям Грузии.

В дальнейших действиях стоит отдать должное профессионализму новых центральных властей Грузии. Успешные общегрузинские реформы — искоренение организованной преступности и коррупции, обеспечение простоты ведения малого бизнеса, реформа образования, борьба с бюрократизмом в сфере госуслуг и т.д. — неукоснительно выполнялись на территории Аджарии, а Батуми стал одной из витрин нового строя в Грузии. Одним словом, центральными властями Грузии было сделано всё, чтобы аджарцы не пожалели о своём выборе 2004 года.

В итоге реинтеграция автономии в общегрузинское пространство прошла более чем успешно. Политической и экономической автономии у Аджарии фактически больше нет. И даже в плане идентичности произошли титанические сдвиги. Основой аджарской идентичности было мусульманское вероисповедание, на рубеже 1980-1990-х гг. около 70 % жителей Аджарии были мусульманами. Сейчас более 60 % аджарцев являются прихожанами единой Грузинской православной церкви, доля мусульман составляет не более 30 %.

Таким образом, аджарский вопрос на историческую перспективу, по всей видимости, закрылся. В определённый момент крепкий, монолитный «автономный» режим обеспечил сохранение Аджарии как политического субъекта и аджарцев как отдельного народа ровно на четыре месяца.