Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Окт 9, 2016

Как сохранить межнациональный баланс при реконструкции Адмиралтейской слободы

Бишбалта

Вслед за восстановлением исторического центра столица Татарстана одной из первых в России взялась за развитие слободских территорий. После Старо-Татарской слободы настал черед других. Так, в прошедшие выходные в резиденции «Штаб» на суд широкой общественности был представлен проект реконструкции Адмиралтейской слободы. Причем речь идет не только об одной слободе и верфях — проект, по сути дела, затрагивает как минимум пять исторических территорий Казани: селение Бишбалта, часть Пороховой, Ягодной и Козьей слобод, территории Зилантового монастыря.

 

Объем работы колоссальный, планы амбициозные. Несомненно, в слободские территории нужно вдохнуть новую жизнь, раскрыть их уникальный природный и историко-культурный потенциал. Причем важна не только красивая архитектурная картинка, важны люди, живущие там, их личная история родного места, уникальные культурные коды территории, наконец важно мнение городской общественности. Постепенно процесс движется в эту сторону — от массового переселения в новостройки Татарстан начинает работать с пожеланиями местных жителей и общественности. Проект реконструкции «Полукамушек» в Зеленодольске тому пример. По крайней мере, хочется верить, что европейская практика не чужда для нас и модель «Полукамушек» сработает и в Адмиралтейской слободе.

 

Приступить к проекту реконструкции в Казани должны в ближайшее время. Проект предполагает воссоздание исторического пространства ХVIII века, возведение нового жилья, очистку старого русла Казанки, возведение набережной и пр. Пока в части воссоздания исторической среды Адмиралтейской слободы прослеживается лишь торжество самодержавного начала и имперского флота, а в списке исторических памятников на официальном сайте присутствует лишь пласт православной культуры.

 

Конечно, исторические обстоятельства сложились так, что сохранилась только эта часть истории. Причем сохранилась она очень точечно, и многие элементы реконструируемой слободы будут воссоздаваться заново или вовсе будут являть собой новые объекты с современной ценностной трактовкой. И почему-то пока в презентованном общественности проекте, в представленной в открытых источниках информации практически не нашлось места татарской истории и культуре казанского Заречья.

 

В проекте позиционируется 300-летняя история Адмиралтейской и 230-летие Пороховой слободы. Пока же не нашли своего отражения в проекте реконструкции некоторые важные факты из «татарской» истории этих мест. Вспомним пять забытых фактов татарской истории Адмиралтейской слободы.

 

Во-первых, историческое ядро Адмиралтейской слободы — известная со времен Казанского ханства татарская слобода Бишбалта (в переводе с татарского буквально «пять топоров»), со своим ритмом жизни, своими ремесленными традициями, которые сохранялись вплоть до ХХ века. Мэтром казанской археологической школы Альфредом Халиковым было доказано, что поселения предков татар существовали здесь непрерывно с Х века. Территория поселения для своего времени была достаточно большой, фактически она смыкалась с поселениями на Елан-тау (Зилантова гора) и представляла собой целый городок, вполне сравнимый на начальном этапе с Казанью. К сожалению, в настоящее время историко-археологическое изучение Елан-тау прекращено, и ныне богатая история этого места ассоциируется только с легендами о зилантах и Зилантовым монастырем.

 

Удобная бухта и наличие рядом корабельного леса способствовали развитию здесь корабельного дела. Булгары, будучи хорошими торговцами, активно пользовались речным флотом. Известно, что в борьбе с речными пиратами — опаснейшими ушкуйниками — использовались и военные суда, которые, скорее всего, изготавливали именно в Бишбалте.

 

До нас дошли названия видов кораблей, изготавливавшихся здесь в период Казанского ханства — это крупнотоннажные насады и среднегабаритные учаны, которые бороздили не только речные глади Идели — Волги, но и другие более далекие торговые просторы. Более того, в истории российского флота остался явный татарский след в виде названий: пабусы, кербаши, каюки, карбасы — ледоходы того времени.

 

В отличие от Казани, татары Бишбалты остались жить на большей части своей территории. Несомненно, принимая решение о создании на территории Бишбалты Адмиралтейской верфи, Петр I опирался на местные корабельные традиции татар. За 8 лет до этого в Бишбалте были спущены на воду более десятка военных судов для создаваемых тогда Черноморского и Азовского флотов. Это говорит о том, что до появления здесь Адмиралтейской верфи строительство судов было поставлено на широкую ногу. Оно не могло возникнуть на пустом месте, должна была сохраняться преемственность со времен Казанского ханства. Тем более что волжская торговая флотилия существовала в Российском государстве и в ХVII, и в ХVI веках, и, скорее всего, Бишбалта не оставалась в стороне.

 

Территории вблизи Адмиралтейской верфи издревле использовались как место стоянки кораблей, здесь шел оживленный торг. Было бы неправильным оставить за бортом воссоздаваемого исторического пространства Адмиралтейки ушедший остров Маркиз (Гостиный остров), среди последних владельцев которого был купец Мусин. В период Казанского ханства он назывался Таҗик, и здесь можно было встретить купцов не только из Московии и татарских ханств, но и из Венгерского, Чешского королевства, Османской империи, многочисленных государств Кавказа, Средней Азии.

 

Кстати, именно рядом с Бишбалтой, в месте, называемом «Тирән үзәк», в августе 1552 года началась высадка десанта Ивана Грозного для завоевания Казани. Место «Тирән үзәк» — это то, с чего начиналась история речного флота в Казани. Из татарской топонимики этой территории стоит упомянуть и знаменитую пристань Бакалду, которая на протяжении многих столетий являлась настоящим грузовым логистическим хабом. Вплоть до ХХ века здесь также обитало много татар: они трудились грузчиками, ремесленниками, торговцами и т. д.

 

Многочисленность татар в Бишбалте и непосредственно в Бакалде заставила местную мусульманскую общину в ХIХ веке несколько раз просить установить здесь вторую мечеть. Она появилась лишь многие годы спустя и наряду с первой мечетью Адмиралтейской слободы представляла собой образец уникального деревянного культового зодчества татар. Обе мечети, стоявшие в разных концах улицы Большой, были утеряны относительно недавно — в 1980 году. Успела дотерпеть до начала перестройки Алафузовская мечеть в Ягодной слободе, которая, будучи возвращенной мусульманам, является единственной сохранившейся в Казани дореволюционной деревянной мечетью. Это третий «второй» фактор Адмиралтейской слободы.

 

В-третьих, о древности Бишбалты свидетельствует и старое мусульманское кладбище, известное еще со времен Казанского ханства. Сейчас большая часть кладбища вследствие затопления утрачена, сохранились лишь памятники ХIХ-ХХ веков, здесь же найден каберташ (надмогильный камень) известного в узких кругах суфийского шейха Билаледдина ал-Габиди ал-Бохари. Сейчас кладбище является объектом постоянного внимания мусульманской общественности Казани — ежегодно здесь проходят субботники, однако оно до сих пор находится в неприглядном виде. Уже сейчас это место можно было бы внести в список исторических памятников Адмиралтейской слободы.

 

В проект заложена реконструкция памятника погибшим при взятии Казани, но, к сожалению, не слышно о приведении в порядок хотя бы кладбища Бишбалты, что еще больше нарушает сложившийся этноконфессиональный баланс в исторической памяти города.

 

Еще один важный факт. Адмиралтейская верфь — это не только мощь имперского флота, это еще и простые труженики — крестьяне-лашманы, на плечи которых легла тяжелейшая и опасная работа по заготовке корабельных лесов. Неслучайно среди татар еще сохранилась присказка, обращенная к испытавшему трудности человеку: «Лаеш суларын эчеп кайткан». Основная часть лашман являлась татарами, туда старались записывать татарских мурз, которых вычеркнули в петровскую эпоху из привилегированного сословия. Записывали в лашманы и марийцев, чувашей, мордву, удмуртов. Татарстану для реальной дружбы народов было бы важным отметить и их вклад в становление Адмиралтейства. Поэтому если есть галера «Тверь», то, безусловно, должен быть и памятный знак лашманам, а возможно, и музей. Историками, специалистами по фольклору начиная от Каюма Насыри и заканчивая Академией наук РТ собрано немало информации о сложной и порой трагической истории крестьян-лашман.

 

В проекте реконструкции Адмиралтейской слободы значится необходимость сохранения малоэтажной застройки Бишбалты. Здесь сохранились целые улочки с деревянными домами, имеющими «татарскую» историю и требующие особого внимания. Среди них — дом Ахмадишах-бая (ул. Карельская, 12), деда первой татарской женщины-композитора Сары Садыковой, известного купца из Бишбалты. По сути, по этим нескольким улочкам можно было бы ударить большим «Том Сойер Фестом» и стилизовать их под татарский квартальчик с плотницкими мастерскими.

 

Пока неясно, какие дома должны сохраниться в зоне индивидуальной жилищной застройки, и, наверное, поэтому здесь идет активное освоение и новое строительство. Если мы ждем сюда туристов, то подобное место придало бы Адмиралтейской слободе еще одно интересное измерение.

 

С туристической и этнокультурной точки зрения было бы вернее расширить исторические границы позиционирования Адмиралтейской слободы. Это место связано с существованием торговой и военной флотилии предположительно еще с домонгольских времен. В этом свете Казань могла бы предстать как город, в котором издревле шла оживленная международная торговля, как центр, включенный в мировую цивилизацию того времени.

 

Акцентируя внимание на существовании Адмиралтейских верфей (ХVIII-ХIХ вв.) и православной культовой архитектуре, мы вырываем из исторического контекста отдельный период времени, консервируем его и забываем о предшествующей истории. В некоторой степени нарушается межнациональный баланс и возникает некоторое ощущение появление элементов разделения Казани по этноконфессиональному признаку, в то время как наслоение и сосуществование разных культур на одной территории — это настоящая фишка города и всей республики.

 

Айрат Файзрахманов

 

Обсуждение статьи