Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Янв 6, 2016

Страна без развития: прогноз

Q3

Сегодня большое количество информационного мусора осложняет поиск информации. Популярные публичные эксперты вводят всех в заблуждение, делают очевидные вещи весьма относительными и неоднозначными, всё меньше мы слышим реальные цифры. По федеральному телевидению показывают слабо относящиеся к нашей повседневной жизни новости, которые в целом создаются для подкрепления у аудитории чувства коллективной самоценности и нездорового чувства собственной исключительности.

В России долгие годы сохраняется критическая масса проблем, которая превратила её экономику в, условно говоря, большую нефтедобывающую компанию, около 1% населения формирует 35% ВВП И 50% федерального бюджета (за счёт добычи полезных ископаемых), а прибавляя к этому ещё 4% населения, которые занимаются торговлей, импортом и экспортно-импортными операциями, выходит 80% всех налоговых доходов. И отсутствие должного внимания государства к остальным 95% населения вполне объяснимо, ведь если исключить в широком смысле всех безработных (т.е. детей, пожилых, инвалидов и т.д.), то это всего лишь масса людей, которая занимается перераспределением полученных доходов, а говоря цинично — социальной обслугой. Вам казалось, что нефтедобывающая компания — это качающие ресурсы электронасосы и рабочие? Нет, это ещё инфраструктура (однотипные прямоугольные дома), социальная сфера (больницы, садики), магазинчики и другие «по глупости организованные бизнесы».

Всегда плохо, когда нефть у нефтедобывающей компании падает в цене на треть. Ещё хуже, когда до этого нефтедобывающей компанией плохо управляли. Ну и совсем всё плохо, когда управленцы отрицают тот факт, что цена упадёт, а после этого отрицают тот факт, что ситуация ухудшается. Согласно последним опросам «Левада-центра», в прошедшем месяце материальное положение семьи ухудшилось у половины взрослых жителей страны (48%), и только 5% все ещё видят улучшения. Только единицы могут полноценно связать рост благосостояния в последнее десятилетие с нефтяными ценами и понимать, что экономика развивалась не благодаря кому-то, а скорее вопреки. Кстати, говоря о ком-то, также данные опросов показывают, что на последней пресс-конференции федеральному президенту удалось вызвать чувства надежды только у 32% жителей страны, а 16% скорее испытали разочарование и чувство обреченности.

Что всё это означает для Татарстана?

Ровным счетом ничего катастрофического, теперь вместо «импортозамещения» мы думаем об «импортосохранении», идёт ожидаемый спад производства, остановка новых проектов (ждём большое падение объемов строительства), падают доходы и растёт безработица, наконец-то лягут некоторые банки, в общем всё достаточно гармонично, теперь не только политика архаизируется, но и экономика. Однако, основываясь на международном опыте, мы не устаём давать всевозможные варианты позитивных сценариев, которые теперь осуществимы только с изменениями в политике. Через такое уже проходили любимый для местной татарстанской элиты Сингапур, Южная Корея (после Ро Дэ У), Польша (после Ярузельского), Япония (после второй мировой войны), Мексика (в 70-ые, после нефтяного кризиса) и ЮАР (после падения апартеида). Для этого достаточно понимания того, что обладание даже половиной 97% народного признания всё равно оставляет власть у руля и рейтингом надо жертвовать для осуществления позитивных изменений в обществе, ведь всё это сегодня окупается. Ну а насколько возможны развал монополий, серьёзные изменения в правовой системе, переоценка приоритетов развития по доле частного сектора и доле предприятий на душу населения, федерализация и полная отмена налога на инвестиции, оценивать только вам самим.