Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Апр 7, 2014

Нет смертной казни в Татарстане!

Нет смертной казни в Татарстане

 

Россия может вернуть смертную казнь в случае исключения страны из Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Такую вероятность не исключил член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов. Напомним, Российская Федерация ввела мораторий на смертную казнь в связи со вступлением в Совет Европы; последний расстрел в РФ произошёл в 1996-м году.

Сама формулировка просто удивительна. Кому нужно, чтобы здесь никого не расстреливали — Совету Европы или нам самим? Человек не хочет, чтобы его например ограбили, потому что это запрещается полицией, или потому что ему самому не хочется быть ограбленным? Что это за такая мера — “наказать Запад” путём жестокости по отношению к своим гражданам? К сожалению, в России это уже традиция — как мы все помним, в ответ на санкции США по отношению к российским чиновникам власти РФ запретили усыновление российских детей американскими семьями; детям, многие из которых тяжело больны, отказали в единственной возможности обрести семью. То, что мы видим сейчас, это предложение о возвращении смертной казни “в ответ” на исключение РФ из ПАСЕ, — это на самом деле абсолютно из той же серии. Только с ещё худшими последствиями.

Тут нельзя говорить о том, что касается это не нас, а преступников, самые тяжкие и отвратительные преступления которых заслуживают смерти. Нигде в мире не создана абсолютно безошибочная следственная и судебная система, и тем более она не создана в России. В США только с 1976 года было вынесено более 113 ошибочных смертных приговоров. И это в США, где вся судебная система работает куда лучше и значительно сильнее контролируется обществом, гражданскими институтами. Сколько будет расстреляно невиновных в России, где оправдательные приговоры выносятся только в 0,7% случаев? Сама эта цифра говорит о том, что аргументы адвокатов здесь воспринимаются судом в значительно меньшей степени, чем аргументы прокуроров. И если смертная казнь в России будет возвращена, часть невиновных осуждённых, которые сейчас сидят за решёткой, будет расстреляна. “Подбросили”, “подставили”, “выбили показания” — мы же все уже давно используем эти слова как что-то само собой разумеющееся, распространённое. В каком состоянии мы будем жить, если за это можно будет ещё и быть расстрелянным?

Ведь известен пример маньяка Чикатило. Заслуживал ли он смерти за свои действия — это один вопрос. Но за его преступление перед ним расстреляли ещё одного человека. Он заслуживал смерти? И подобных случаев — множество.

К сожалению, живя в российских и, шире, евразийско-постсоветских условиях, мы не можем всё сводить к ошибкам следствия. Как раз вчера белорусская генпрокуратура отказалась возобновлять дело о теракте в минском метро, произошедшем в апреле 2011-го года. Напомним, тогда обвинённые в исполнении теракта Владислав Ковалёв и Дмитрий Коновалов были приговорены к смертной казни (30 ноября 2011 г.), а уже 17-го марта 2012-го матери Ковалёва пришло письмо о том, что её сын расстрелян. К расследованию этого дела с самого начала было много вопросов — к соблюдению уголовно-процессуального законодательства во время следствия, к возможным случаям принуждения к признательным показаниям, к выяснявшимся нестыковкам в версии следствия. Мы не берёмся судить о том, соответствовал ли приговор действительности, были ли расстрелянные реальными исполнителями теракта, но мы знаем, что контролировать ход расследования в таких делах в Беларуси, на сегодняшний день уже фактически государстве-двойнике России, невозможно, и мы не знаем, какие обстоятельства выяснятся, когда в Беларуси будет другой режим, или просто — со временем. Но если выяснятся новые обстоятельства, то ни Ковалёва, ни Коновалова их матерям уже никто не вернёт.

Да о чём мы тут говорим, о каких примерах. Неужели мы уже забыли, сколько признательных показаний было выбито во времена сталинских репрессий? Три часа профессиональных пыток — и любой подпишет признание в чём угодно. Быстрый расстрел “по собственному признанию” — и на этом всё заканчивается.

Мы стоим у порога очень опасных решений.

На Россию опускается мгла. Это не продлится слишком долго — потому что такие вещи по определению заканчиваются, но это продлится какое-то время; этого времени может оказаться достаточно для многих ужасных вещей. В конце 1990-х многие говорили, что в Татарстане более жёсткие правила, чем в России. Сегодня в Российской Федерации складывается такая атмосфера, когда приходит время для обратной ситуации. Сегодня у Республики Татарстан имеется определённая степень автономии. И сегодня, когда в России наступают тёмные и, вероятно, жестокие времена, нам нужно использовать все возможности татарстанской государственности и автономии, чтобы сохранить в нашей республике насколько это возможно человеческие условия.

В Соединённых Штатах Америки каждый штат сам выбирает, разрешить или запретить смертную казнь. Если московским правителям так хочется вернуть смертную казнь, никто им сегодня этого запретить не сможет. Но Республика Татарстан может требовать права выбора субъектами федерации вводить или нет смертную казнь на своей территории. Мы, граждане Республики Татарстан, должны твёрдо заявить:

Смертная казнь в Татарстане не нужна.