Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Сен 20, 2014

Потерпели ли поражение сторонники свободной Шотландии?

Референдум в Шотландии

В Шотландии прошёл референдум о независимости. Сторонники отделения от Великобритании набрали 45% голосов, противники — 55%.

Главный результат — сам факт проведения референдума и готовности центральных властей в Лондоне признать любой его результат. Невозможно бороться с неизбежным запретами. Но можно договариваться о новых формах и конфигурациях сосуществования. Что и продемонстрировал референдум в Шотландии, чей результат 45:55 можно описать так: «Сегодня мы согласны сохранить единое пространство, но требуем расширения автономии». И, как подобает в демократических обществах (и что собственно дарует им долгосрочную устойчивость и стабильность), этот посыл был услышан — премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон уже подтвердил, что полномочия Шотландии после референдума будут расширены.

Сам факт изначального признания Лондоном любого результата референдума и отказ от попыток противодействовать его проведению также наверняка отразился на результатах. В этих условиях у шотландцев не было причин считать, что они находятся в составе страны-оккупанта, которая запрещает им выбирать путь развития своей земли, напротив, такое положение дел способствовало пониманию того, что в этой стране, Великобритании, они сами выбирают своё будущее. Это, в свою очередь, позволило сконцентрироваться уже на более практических моментах, с которыми у Шотландии всё не так однозначно — конкретные экономические выгоды и потери в случае объявления независимости, вопросы введения новой валюты, создание рабочих мест, сохранение членства в Европейском Союзе и так далее. Другими словами, само признание права жителей Альбы (название страны на шотландском языке) на референдум о самоопределении безусловно дало сторонником сохранения единства Соединённого королевства возможность перенести акценты в предвыборной кампании на более удобные для них темы, связанные в частности с экономикой (Шотландия не является таким безусловным регионом-донором, как целый ряд других регионов в Европе, от Каталонии до Татарстана), и, таким образом, убедить большее количество людей на данном этапе голосовать против независимости.

Но самый главный вопрос — потерпели ли поражение сторонники свободной Шотландии? И, несмотря на 55% против независимости, нет, не потерпели.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, как мы уже отмечали, подтвердил, что полномочия Шотландии в рамках Соединённого королевства будут увеличены, а автономия -расширена. В частности, расширение полномочий коснётся крайне важных сфер налогообложения и социальной защиты. В это же время, на фоне новых преференций Шотландии, представители трёх других частей Соединённого королевства выдвинули требования о расширении собственных полномочий — в виде общего углубления автономии, в том числе в сфере налогообложения (Уэльс, премьер-министр), референдума о самоопределении (Северная Ирландия, лидер парламентских националистов) и формировании собственного парламента (Англия, лидер крупной Партии независимости). То есть шотландский референдум и почти половина проголосовавших «за» на нём привёл к перераспределению полномочий из центра в регионы — уже сейчас в Шотландии и в перспективе в других частях Соединённого королевства.

Это вполне логичные процессы, и в рамках них мы увидим, в том числе, ещё не один подобный референдум на нашем континенте в ближайшие годы и десятилетия. Причина в том, что эти процессы являются составными частями главного исторического тренда современной эпохи в Европе — перераспределения полномочий от крупных государств к регионам параллельно с процессами углубления общеевропейской интеграции. Европа идёт к эффективной модели — полномочия сконцентрированы в регионах/небольших государствах, а регионы/небольшие государства глубоко интегрированы в общее пространство Европейского Союза. Создаётся «Европа регионов».

В этих условиях для Шотландии будут важны два момента — объём полномочий собственно у Шотландии, и членство в Европейском Союзе. Как мы видим, после референдума полномочия Эдинбурга расширяются, это содержательный момент. И это эволюционный путь к «Европе регионов», вполне возможный в условиях Альбы. Сегодня над Шотландией остались все три флага — Европейского Союза, Великобритании и Шотландии. При этом содержательно вес британского флага уменьшается, усиливается же модель «Шотландия с полномочиями — в общеевропейском пространстве». Вероятно, через какое-то время шотландцы примут решение о том, что символический аспект должен догнать содержательный — и оставят только два флага, Шотландии и ЕС. Как мы увидели, шотландцы могут себе позволить такой постепенный путь — их центральное правительство в Лондоне настроено как на переговоры и поиск наилучшей конфигурации распределения полномочий, так и на согласие с определением своего будущего самими жителями Шотландии. Это достаточно комфортная атмосфера для постепенной концентрации полномочий в Эдинбурге в составе общебританского пространства, и исход референдума «50:50» наилучшим образом подтверждает это.

И, как стало известно сразу после шотландского референдума, парламент другого европейского региона, стремящегося к независимости, Каталонии, принял принципиальное решение о проведении референдума о независимости 9 ноября этого года. Центральное правительство в Мадриде, в отличие от Лондона, не согласно, и понятно почему — настроения каталонцев явно склоняются в пользу независимости, учитывая, что Каталония — безусловный лидер по уровню экономического развития в Испании и регион-донор (Шотландия настолько явно этого козыря не имела). И левые, и правые Каталонии — за независимость, а Мадриду после шотландского референдума непросто будет объяснить запрет на проведение голосования в Каталонии, где, к слову, на расширение автономии в составе Испании, которое предлагает Мадрид, уже не согласны.

Эпоха Европы регионов наступает.