Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Май 2, 2016

Под что на самом деле подстраивается Гафуров?

гафу

Ректор КФУ Ильшат Гафуров объясняет процессы по фактической ликвидации направления татароведения в университете подстраиванием образования под экономику.

На самом деле ситуация выглядит следующим образом. Есть вертикаль, в которую республика вбрасывает огромные деньги, и чтобы вернуть какую-то часть из них обратно, мы должны участвовать в амбициозных проектах, которые ставят перед нами товарищи из федерального центра. Свои проекты эти товарищи инициируют по разным причинам — исходя из интересов центра, которые с нашими не совпадают, исходя из интересов, которые с нашими совпадают, исходя из личного интереса по освоению бюджетных средств — тут уж как повезёт. Одним из таких проектов является вхождение университетов в ТОП-100 мирового рейтинга (кстати говоря, особо не было экспертов, которые верили в этот проект в его изначальном виде — там видимо были другие интересы, связанные с огромными бюджетами, выделяемыми под него). Однако в российском бюрократическом понимании достижение соседства КФУ с Принстоном, Стэнфордом, MIT, Оксфордом или Гарвардом достигается механическим наращиванием числа публикаций в международных журналах на одного сотрудника. А так как изучение татарского языка и истории — дело не международное, то в целях оптимизации эти научные кафедры закрывают. Тем самым мы видим знаменитый парадокс бюрократа «смещение от цели к средствам», когда республика за свои же деньги уничтожает свою историю и язык.

Объяснение подобных вещей какими-то «абсолютно объективными» показателями вроде потребностей экономики выглядит очень смутно. У экономики нет потребностей, потребности есть у общества. Общество, в том числе посредством государственных механизмов, рыночных и прочих, определяет свои потребности — и в нормальном случае немалую часть из них, конечно, составляют и экономические. Но они не единственные, и как последний и абсолютный аргумент «потребности экономики» не подходит.

Второй момент. Реакция нашей общественности. Интересно, что происходящее в университете уже давно очень много кого не устраивает. Раз в пару месяцев обязательно поднимается волна возмущения. И мы видим, что зачастую в каждой из этих волн возмущения участвуют разные люди.

У некоторых наших общественников есть такая проблема, некоторое «половинчатое мышление».

Одни интересуются какими-то совершенно узкими проблемами, выхватывают отдельные вопросы, не обращая внимание на другие, даже когда они ровно из той же серии и продиктованы ровно теми же причинами. Бумажной волокиты через край, невозможно заниматься собственно наукой — очень плохо, инициируем отставку Гафурова. Уничтожают одно из научных направлений университета (и ровно по тем же причинам!) — нет, это не интересно. Но надо же понимать, что если вы не занимаете последовательную позицию, то на ваши единичные отрывистые выступления никто обращать внимания тоже не будет (как это и происходит, между прочим). Мы сейчас не берём тех, кто принципиально по причине шовинистических взглядов потирает ручки от ликвидации татфака, такие наверняка тоже есть. Мы о гораздо бóльшей группе — кого вот это волнует, а вот это не волнует. Потому что просто не волнует.

Есть и некоторые активисты из другой группы, активно выступающие по проблематике ликвидации татфака, но не выступавшие по другим проблемным университетским вопросам до этого. Здесь другая логика. То, что в университете не будет татарского факультета — это плохо для республики. А то, что не будет передовой науки в Татарстане, что учёные разбегаются или не имеют возможности полноценно заниматься наукой — это, видимо, для республики нормально, ничего страшного нет. Татарстан без татфака — плохо, Татарстан без науки — нормально. Татарстан без государственности — плохо, Татарстан — навсегда проигравший failed-state в третьем мире, но с государственностью — нормально. И тому подобное.

Вот пример с ситуацией в университете. И татфак уничтожен, и учёные стонут, и студенческой жизни в мировом понимании нет, она заменена «коллективным КВНом». Это называется очень просто. Это называется «проблема республики». Не либералов, не активной татарской общественности. Всех, всей республики.

И таких вещей, действия по которым являются нужными и важными для всей республики (и для каждого гражданина республики), очень много. Когда каждый думает в первую очередь об интересующей себя конкретной проблеме — это нормально. Но в том, чтобы окукливаться только на ней, не интересоваться более широким контекстом тех же самых проблем — в этом нет ничего хорошего.

И последнее. Вопрос заключается не в том, уйдёт ли Ильшат Гафуров в отставку. Университету нужен институт выборности ректора, а не единоразовая смена одной персоны на другую. Чтобы само научное сообщество выбирало своего представителя и соответственно поддерживалась легитимность любых преобразований и изменений, то есть имелось одобрение научным сообществом принимаемых относительно его судеб решений и непосредственное влияние на них. Университеты, которые входят не то что в ТОП-100, а в ТОП-10 мирового рейтинга, без этого не обходятся.