Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Дек 7, 2015

На те же грабли

На прошедшем в Казани заседании Совета по межнациональным и межконфессиональным отношениям наибольшее внимание справедливо заслужил доклад Андрея Меженько, который является заместителем руководителя федерального агентства по делам национальностей и, таким образом, который представлял федеральную позицию на прошедшем мероприятии.

Вот самые яркие тезисы его выступления:

«При всей важности изучения своего народа, родного края важно, чтобы локальная местечковая идентичность не забивала бы первостепенных, объединяющих в масштабе всего российского общества начал».

«В первую очередь речь должна идти о повышении в образовательном процессе роли таких предметов, как русский язык, русская литература и отечественная история. Одной из задач нашего агентства мы видим создание условий для качественного и полнообъёмного преподавания русского языка на всей территории нашей страны. Убежден, что эта дисциплина должна занимать приоритетное место во всех учебных планах и программах» (напомним, по нашей Конституции в Татарстане два равноправных государственных языка, татарский и русский, и ни один из них не объявляется «приоритетным»).

И, наконец, ещё один тезис, который, помимо того что господин Меженько перепутал Валиуллу Якупова с Ильдусом Файзовым, демонстрирует глубокое понимание высокого российского чиновника его профессиональной проблематики:

«В течение XX века наша страна дважды переживала трагедию, связанную с распадом государственности и гражданским противостоянием. И каждый раз в этих событиях важную роль играл внешний фактор.»

То есть ситуация примерно такая. Федеральный чиновник приезжает обсудить вопросы идентичности. Приезжает в республику с непростой историей взаимоотношений с федеральным центром, которая 25 лет назад приняла Декларацию о государственном суверенитете и только через четыре года после тяжёлых переговоров договорилась с Россией об ассоциированном государстве, в которой есть вполне ясные, осознанные и последовательно отстаиваемые (в некоторых случаях — на протяжении последних 500 лет) собственные цели развития. И говорит примерно следующее: идентичность ваша — местечковая, татарский язык — второстепенный, а до вашей конституции дела вообще никому нет. И, видимо резюмируя это выступление, добавил что-то вроде «А Россию всю дорогу всё равно разваливают не такие как я, а проклятые внешние враги».

Стоит ли говорить, что упомянутые Андреем Меженько «два краха российской государственности в ХХ веке» (очевидно, имеются в виду 1917 и 1991 гг.) были вызваны абсолютно внутренними причинами, а никакими не «внешними силами». Неспособностью, с одной стороны, реализовать такую социально-экономическую и политическую модель, которая бы удовлетворяла потребности граждан — отсюда и в том, и в другом случае недовольство всех жителей страны независимо от места проживания или национальности. С другой стороны, диктатом центра и бесправием регионов/национальных меньшинств — что как раз и порождало стремление регионов отделиться.

Единство и стабильность многообразного государственного образования, федеративного образования, конфедеративного, союза государств строится не на навязывании установок центра для всех регионов. Оно строится на удовлетворении возможностей развития субъектов объединения в рамках этого объединения. Развития и национально-культурного, и социально-экономического, и политического. Навязывание же установок центра, стремление подавить устремления регионов, будь то экономические или национально-культурные, стремление подавить местную идентичность может иметь только тактические краткосрочные результаты, в долгосрочной же перспективе такая политика ведёт к закономерному краху такой государственности, что и показывает, в частности, упомянутая российская история ХХ века. И обвинять в этих крахах государственности внешние силы, в остальном повторяя те же ошибки — значит готовиться к наступлению на те же грабли.

Второй важный вывод по итогам этого выступления — отношение в ответственных федеральных органах к татарстанской идентичности. Судя по выступлению господина Меженько, это отношение — как к чему-то второстепенному, не особо нужному, но самое главное — как к тому, конструирование чего явно не относится к задачам федеральных органов.

Есть два общих механизма формирования многоуровневой идентичности. Первый вариант — когда за восприятие как федеральной, так и субъектной идентичности отвечают органы власти и федерального, и субъектного уровня. Второй вариант — “разделение ответственности”, когда один властный уровень отвечает за формирование одной идентичности, другой — за формирование другой. Очевидно, что федеральные власти устраняются от вопросов формирования устойчивой региональной идентичности на местах, концентрируясь на вопросах формирования идентичности “россиян”. Это значит, что республиканские органы власти не только несут всю полноту ответственности за формирование устойчивой татарстанской идентичности, но и не обязаны прилагать собственных усилий для формирования общероссийской идентичности — ответственные за это дело есть на другом властном уровне.

Концентрируясь на вопросе конструирования татарстанской идентичности, применяя современные и привлекательные механизмы, положительных результатов можно добиться в достаточно сжатые сроки — именно об этом говорит в первую очередь прикрепленная инфографика: гражданские идентичности в Татарстане неустойчивы и могут подвергаться изменениям.

 

Идентичности