Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Фев 6, 2014

Языковой вопрос и Республиканская языковая программа

Языковая программа

“Европейский Татарстан” выступает с позиций государственного двуязычия и равноправия государственных татарского и русского языков. Как неотъемлемая часть обеспечения равноправия мы выступаем в поддержку всеобщего обязательного изучения обоих языков.

Стоит отметить совершенно логичную вещь: равноправие госязыков — это не возможность знать тот язык, который хочется, а второй не знать. Равноправие — это обеспечение возможности каждому гражданину использовать в любой жизненной ситуации любой из государственных языков. Это возможность при обращении к собеседнику, госслужащему, полицейскому, официанту, продавцу использовать и татарский, и русский языки, и получать ответ на языке обращения. Это возможность получать любую информацию в любой организации республики и на татарском, и на русском языке. Позиция нескольких тысяч граждан, заявляющих о необходимости отмены обязательного изучения татарского языка в школах, в значительной степени построена на непонимании причин необходимости обязательного изучения. Некоторым нашим русскоязычным согражданам кажется, что обязательное изучение татарского языка — конкретно им (и их детям) не нужно и является необоснованным принуждением. Но, как мы только что показали, обязательное знание обоих языков является не чьей-то прихотью, а реальной необходимостью для обеспечения равноправия татарского и русского языков и, следовательно, для обеспечения гражданского мира в республике.

Также мы уже рассматривали вопрос о том, что всеобщее знание татарского языка поможет всему нашему обществу избежать проблем в сфере иммиграции в рамках федерации — об этом подробнее можно прочитать в нашей статье “Нишләп һәрбер республика гражданиның татар телен белүе бөтен республика халыгына югары яшәү дәрәҗәсе тәэмин итәчәк”.

С другой стороны мы хотели бы аргументировать свою позицию перед теми гражданами республики, которые выступают за единственный татарский государственный язык. Сохранение и развитие татарского языка не обязательно требует подобных мер. Здесь в качестве прекрасного примера можно рассматривать ситуацию в Финляндии. В Финляндской Республике два государственных языка — финский и шведский (при том, что шведы составляют всего около 6% населения государства). Это свидетельствует о гармоничности межнациональных отношений в Финляндии. Следует отметить, что такое положение вряд ли было бы возможно без конструктивной и созидательной роли значительной части шведской общины Финляндии в развитии финляндской государственности. Здесь мы можем вспомнить результаты референдума по Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан в 1992 году, когда Декларацию поддержали 61,4% — при том, что доля татар и представителей других поволжских народов (чуваши, удмурты, эрзя, мокша, марийцы) в населении республики составляла тогда около 54%; то есть как минимум каждый пятый гражданин республики русской национальности проголосовал за Декларацию о суверенитете республики.

Важным направлением языковой политики Республики Татарстан мы также считаем сохранение и развитие языков других поволжских народов, проживающих в республике, — чувашского, удмуртского, марийского, эрзя, мокша языков. Не секрет, что ситуация с этими языками в соответствующих соседних республиках достаточно тяжёлая. Мы должны приложить все усилия, в том числе на государственном уровне, для сохранения этих языков в Татарстане. В этой сфере мы видим несколько важнейших направлений деятельности:
— сохранение среднего образования на чувашском и волжско-финских языках в местах компактного проживания граждан Татарстана соответствующих национальностей, а также в крупнейших городах республики;
— создание волжско-уральского факультета в рамках Казанского университета с двумя основными направлениями образования и, что важно, исследовательской деятельности — чувашская и волжско-финская филология и история;
— создание телеканала, вещающего на чувашском и волжско-финских языках с новостным, аналитическим и развлекательным контентом;
— дублирование указателей и вывесок на соответствующих языках в населённых пунктах компактного проживания.

Исходя из нашей позиции, “Европейский Татарстан” в целом поддерживает принятую к исполнению Республиканскую программу «Сохранение, изучение и развитие государственных языков РТ и других языков в РТ на 2014-2020 годы». Напомним главные цели и меры достижения этих целей в рамках программы:
— соотношение аудиовизуальной информации на государственных языках Республики Татарстан в сфере госуправления и сфере услуг достигнет 50:50 процентов;
— доля СМИ на татарском языке достигнет 25%;
— организация языковой сертификации владения татарским и русским языком (обладатели сертификатов получат преимущество при трудоустройстве);
— развитие обучения на татарском языке в системе высшего образования;
— поддержка подготовки высококвалифицированных кадров в области татарского и русского языков и литературы;
— обучение мигрантов государственным языкам республики;
— обеспечение функционирования татарского языка в инфокоммуникационном пространстве, татарская локализация электронных сервисов, программ, операционных систем;
— организация курсов для изучения делового татарского языка.

Мы также поддерживаем увеличение финансирования языковой программы до более чем 1 миллиарда рублей (из которых уже в 2014 году будет затрачено 167 млн руб.; для сравнения, раньше выделялось 10-11 млн ежегодно). Многократное увеличение финансирования языковой программы очевидно необходимо, поскольку предыдущие объёмы трат не дали требуемого эффекта, в том числе — достижения содержательного равноправия государственных татарского и русского языков.

В рамках государственной языковой политики “Европейский Татарстан” также считает принципиальными следующие направления:
— максимальное повышение заинтересованности граждан в знании государственных языков республики, де-факто — в знании татарского языка, поскольку русский язык знает фактически всё население республики. На этом направлении следует отметить важность создания объективно популярного татароязычного контента на телевидении. Например, путём перевода на татарский язык наиболее рейтинговых в мире программ как познавательного, так и развлекательного характера вплоть до топовых англоязычных реалити-шоу, не переводимых на русский язык. Государству следует обеспечивать перевод на татарский язык и издательство современной литературы, произведений наиболее популярных авторов;
— постоянная работа по качественному улучшению методики преподавания татарского языка в школах и детских садах республики;
— безусловное соблюдение двуязычия в уличных вывесках, информационных материалах в государственных учреждениях и учреждениях сферы услуг (банки, магазины, кафе и т.п.), а также в средствах транспорта, включая самолёты международных рейсов и междугородние автобусы татарстанских компаний.

Языковой вопрос — принципиальный для любого мультикультурного общества. Со времён формирования современной государственности Республики Татарстан мы выбрали потенциально наиболее гармоничную языковую модель — два равноправных государственных языка плюс поддержка языков других поволжских народов. В начале 1990-х были сильны позиции сторонников единственного татарского государственного языка по прибалтийской модели, в 2000-х появилось некоторое число сторонников отмены обязательного преподавания татарского языка. Но мы все, всё татарстанское общество, должны ясно понимать, что в условиях постоянно колеблющейся политической ситуации и постоянно изменяющегося международного и внутрифедерального баланса сил интересы всех групп населения республики могут быть обеспечены только одним путём — твёрдой позицией всех групп татарстанского общества в поддержку государственного двуязычия, равноправия татарского и русского языков и всеобщего знания двух государственных языков, вне зависимости от этих колебаний.