Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Июл 16, 2014

Развитие отношений между Татарстаном и Латинской Америкой

Торговля с Латинской Америкой

 

Президент республики совершил турне по Латинской Америке. Татарстанская делегация посетила Бразилию и Уругвай. В столице Уругвая Монтевидео президент посетил, в частности, Свободную зону Всемирного Торгового Центра (нацеленную в первую очередь на развитие бизнеса в сфере высоких технологий и IT), свободную зону «Zonamerica» (один из полюсов интеграции MERCOSUR — единого экономического пространства Бразилии, Аргентины, Уругвая, Парагвая и Венесуэлы, и действующий аналог нашей ОЭЗ «Алабуга»).

Латинская Америка для Татарстана — зона второстепенных интересов, и этому есть несколько причин. По уровню экономического развития этот регион в целом сопоставим с Татарстаном, то есть не может рассматриваться ни как серьёзный источник внешних инвестиций в нашу экономику (в отличие от стран Западной Европы и США), ни как удобная площадка для наших инвестиций и субъект приложения «мягкой силы» (в отличие, например, от стран Африки южнее Сахары). Прямой взаимовыгодной торговле же, в отличие от стран Восточной Европы, препятствует географическая удалённость региона от Татарстана (все государства региона в сумме не дают и 1% общего товарооборота РТ).

В то же время, Латинская Америка — крупнейший макрорегион и рынок с населением 590 миллионов человек (из них в Южной Америке — 390 миллионов), территория расположения ряда месторождений природных ресурсов, участие в разработке которых может быть интересно нашему крупному и среднему бизнесу.

Очевидно, в этих условиях основной задачей татарстанского государства становится не осуществление комплексной стратегии развития сотрудничества с регионом (что было бы полезно, к примеру, в случае с «чёрной Африкой», о чём мы писали в нашей статье www.vk.com/wall-59737330_119 ), но обеспечение деятельности татарстанского бизнеса по направлениям, определяемым самим бизнесом в имеющихся рыночных условиях во всём макрорегионе. То есть главным актором развития отношений между Татарстаном и странами Латинской Америки в любом случае будет бизнес, государство же займёт сопроводительную роль.

Первое направление деятельности государства — подготовка специалистов в республиканских вузах. Причём не просто людей, знающих испанский или португальский языки. Нужно понимать, что Латинская Америка — это не ещё одна Испания, только расположенная в Южной Америке. Это очень специфические общества, со специфическими менталитетом, правилами игры, политической организацией. Это говорит о том, что налаживание связей между Татарстаном и Латинской Америкой требует подготовки специалистов именно по Латинской Америке. Насколько это целесообразно? Наиболее логичной выглядит такая модель приложения государственный усилий, как подготовка очень небольшого количества специалистов по Латинской Америке в государственных университетах республики. Небольшого количества специалистов было бы достаточно, чтобы обеспечить сопровождение интересов татарстанского бизнеса в этом регионе планеты.

В отличие от «чёрной Африки», малоперспективными выглядят возможные для Татарстана меры в рамках политиеи «мягкой силы». Так, страны Латинской Америки слабо нуждаются в таких социальных проводниках «мягкой силы», как укомплектованные нашими специалистами школы или медицинские пункты. Несмотря на предложение президента Татарстана будущим студентам региона учиться в наших вузах, очевидно, что это направление развития сотрудничества также вряд ли сможет быть заметно востребованным — студенты Латинской Америки ориентированы на имеющиеся в этом регионе вузы, а также университеты США. Не так целесообразно, как в случае с Африкой, и выделение некоторого количества территорий максимального приложения татарстанских усилий в условиях ограниченности наших возможностей, зон максимального развития отношений. Вряд ли мы сможем найти в Латинской Америке такие ниши, и, по всей вероятности, татарстанский бизнес будет находиться в примерно одинаковых условиях на всей территории региона.

В этих условиях важно наличие государственных органов республики, которые могли бы обеспечивать поддержку нашего бизнеса на всём пространстве Латинской Америки. Наиболее очевидные формы: отдельный латиноамериканский департамент, укомплектованный специалистами по региону и в области международного права, плюс полномочное представительство в Южной Америке как с испано-, так и с португалоязычными специалистами — вряд ли в условиях второстепенности региона для Татарстана и продиктованной размерами республики ограниченности наших возможностей следует говорить о большем количестве полпредств.

Отдельной темой, которую мы в этой статье не затрагиваем, является участие татарстанского бизнеса в масштабных проектах федерального уровня (например, разработка нефтяных месторождений в Венесуэле); это относится к стратегии сотрудничества, определяемой федеральным центром, а не нашей республикой.

И, конечно, следует изучать имеющийся в странах региона со схожим уровнем экономического развития положительный опыт, будь то развитие инновационных направлений бизнеса, привлечение зарубежных инвестиций, успешные технопарки или особые экономические зоны. В условиях сопоставимого уровня экономического развития региона и нашей республики значительная часть подобного успешного опыта может быть релевантной для Татарстана.

Латинская Америка — не приоритетный регион для нашей республики. Но XXI век — век глобализированного мира, и Татарстан должен иметь стратегию развития отношений с каждым регионом Земли, извлекать выгоды из возможного сотрудничества со всеми странами.