Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Фев 25, 2016

Завершение программы «нефть в обмен на удовольствия»

Нефть в обмен на удовольствия

Становится всё более очевидным, что концепция «нефть в обмен на удовольствия» терпит крах. И дело не только в снижении нефтяных котировок, которое ставит сегодня крест на крупных нефтегазовых проектах (которых заморожено более чем на $380 млрд по всему миру).

 

Мир уже никогда не будет таким углеводородным, каким он бы недавно. Это поняли уже и сами крупнейшие нефтяные компании, вкладывающие серьёзные средства в научную разработку и реализацию проектов развития возобновляемых источников энергии.

Так, Chevron сегодня использует солнечную и ветровую энергию для энергообеспечения ряда своих операций и является одним из крупнейших игроков на рынке геотермальной энергетики.

 

Total инвестировала в корпорацию SunPower (выручка в 2015 г. — $2,6 млрд) и ставит целью достижение «мирового лидерства в солнечной энергетике». Statoil создала венчурный фонд в $200 млн для инвестиций в возобновляемую энергетику и строит огромный плавучий ветропарк у берегов Шотландии. Кстати, в далеко не солнечной Великобритании мощность солнечных электростанций в 2016 г. превысила 10 ГВт, в 2010 г. эта цифра была близка к нулю. Сценарии развития рынков Statoil предполагают снижение потребления нефти к 2040 г. по сравнению с нынешним уровнем более чем наполовину. И это ещё консервативный прогноз. Так, вполне умеренные аналитические центры предполагают, что доля электромобилей, которая сейчас составляет 3%, к 2040 году достигнет более 90%.

 

Мировая климатическая политика начинает сильно ограничивать возможности для экспансии углеводородного бизнеса. К тому же в мире ширится движение Fossil Fuel Divestment, развивающегося не без участия самих нефтяных флагманов. Согласно собственным заявлениям, активисты движения «разоблачают энергетические корпорации и влияют на их руководство, вынуждая их к серьёзным действиям». От национальных конференций до кампаний длиной в месяцы — активисты вынуждают правительства менять энергетическую и климатическую политику, изменяя баланс сил. До нас Fossil Fuel Divestment конечно ещё не добрались и с нашими характеристиками развития гражданского общества доберутся, по всей видимости, не завтра, но мир может меняться и без нашего участия.

 

В этих условиях, когда под вопросом долгосрочные перспективы отрасли в целом, инвестиции в современные энергетические технологии — одно из высокопотенциальных направлений диверсификации нефтегазового бизнеса.
Якорные нефтяные компании Татарстана консервативны в выборе направлений диверсификации. Пока ещё высокая доходность основного бизнеса ставит под сомнение целесообразность подобных инвестиций, а недостаток специалистов затрудняет перспективы входа на конкурентные рынки альтернативной энергетики. Однако, если Татарстан ориентируется на главную цель Стратегии 2030 — стать мировым полюсом роста — то диверсификация нефтяного бизнеса в пользу более высокотехнологичных и перспективных направлений должна стать неизбежной.