Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Мар 31, 2014

Нефть Татарстана: наша опасность и наша возможность

Нефть Татарстана

В республике вновь активизировалась дискуссия о форсировании исследований в области добычи сланцевой нефти. Известно, что нефть в Татарстане — невысокого качества, в ней есть значительные сернистые включения, которые удорожают её переработку и снижают её цену. К тому же, нефтедобыча в республике ведётся уже более полувека, многие месторождения истощены, и хотя прогнозируемых запасов нефти в республике — порядка 1 млрд тонн, вопрос о поиске новых источников добычи для нашей республики значительно актуальнее, чем для многих других государств. Запасы сланцевой же нефти в Татарстане — порядка 1 млрд тонн.

Место нефтяного сектора в экономике республики в будущем — очень дискуссионный вопрос. При неправильном подходе к природным богатствам для многих стран их наличие обернулось самыми худшими последствиями. Ориентация на добычу и продажу природных ресурсов, подсаживание на «нефтяную иглу» — это проблема. Поверхностный взгляд говорит о том, что продавать имеющиеся природные богатства — не такой уж плохой подход по сравнению с развитием других отраслей экономики, ведь он также позволяет получать прибыль и даже дарует рост уровня жизни населения. Но на деле в перспективе “нефтяная игла” может привести только к деградации общества и государства.

Есть широко известные экономические проблемы такой модели. Это зависимость от мировых цен на фактически единственный продукт экспорта, в данном случае — нефть. И это становится большой проблемой, когда цены в сжатые сроки падают в 3 и более раз, как например в 2008-2009 гг., когда мировые цены на нефть снизились со 150 до 40 долларов США за баррель.

Это также и отсутствие стимулов для развития иных отраслей экономики, включая наукоёмкое высокотехнологичное производство. Бизнес в других отраслях теряет стимулы к развитию в условиях превалирования “сектора лёгких денег”.

Нельзя забывать и о том, что когда общество начинает жить на природную ренту, модель его политико-экономического устройства естественным образом приходит к простой формуле — “мы делаем вид что работаем, вы делаете вид, что нам платите”. На деле это означает модель правого авторитаризма — элиты получают сверхдоходы от продажи нефти, основная часть населения теряет всякие права, довольствуется небольшим (но достаточным для приглушения воли к переменам) содержанием, но, что значительно важнее, теряет всякие стимулы к развитию. Это — прямой путь к деградации всего общества на самую долгосрочную перспективу.

И, в конце концов, важно понимать: именно в таком виде, с деградировавшим обществом, с неприспособленными к иному развитию институтами, с неэффективной экономикой, с отсутствием квалифицированных кадров, необходимых для успешного развития в изменившихся условиях, подобное государство приходит к истощению своих запасов природных богатств. Или, в ещё более ранней перспективе, к прекращению востребованности своего основного экспортного продукта на мировом рынке — к примеру, в результате технологического прорыва в сфере альтернативной энергетики. В этой ситуации подобное государство падает в третий мир — уже не только в качественном отношении (а, например, богатые нефтью страны Персидского залива из состояния третьего мира по большинству параметров и не выходили), но и в плане уровня доходов населения и всего государства.

Нельзя однако и считать развитие добычи природных ресурсов прерогативой исключительно отсталых или не способных к другой деятельности стран. И речь не о богатейших природными ресурсами, в том числе нефтью и газом, США — в них сознательно как раз таки долгое время проводилась политика консервации добычи углеводородов. Речь о совершенно ином подходе к добывающему сектору в одной из наиболее высокоразвитых стран мира — в Норвегии. В этой стране доходы от добычи и продажи углеводородов аккумулирует Государственный нефтяной фонд, более известный как Фонд будущих поколений. Второе его название очень хорошо описывает его основную задачу как стабилизационного в долгосрочной перспективе — в случае значительных изменений в мировой экономике в будущем следующие поколения норвежцев смогут благодаря этому фонду сохранить высочайший уровень жизни, в том числе путём потенциально необходимой перестройки структуры своей экономики. Безусловно этот фонд приносит доход норвежскому обществу и в настоящее время — большая его часть вложена в доходные акции.

Первая модель, государства “на нефтяной игле”, разумеется не подходит Татарстану, если мы все собираемся и дальше тут жить. Норвежская модель отношения к нефтяному сектору нам тоже не подходит — мы попросту не имеем возможности для её реализации. Норвежский Фонд был создан только в 1990-м году, когда Норвегия уже имела один из наиболее высоких уровней жизни на планете, чем Татарстан пока похвастаться не может.

Наличие опасности скатывание в путь банановой (в данном случае нефтяной; суть одинаковая) республики — это одна из сторон богатства Татарстана нефтью. И тут дело упирается исключительно в качество стратегического управления, политического управления в нашей республики. Потому что при грамотном управлении наши нефтяные богатства — это колоссальная возможность.

Как мы знаем, Республика Татарстан — это государство второго мира. Государство на перепутье, причём никто не остаётся на этом перекрёстке долго. Пути два — в третий мир и в мир первый; выбор одного из них — неизбежен. И если мы выберем строительство в Татарстане подлинно развитого государства, наши нефтяные богатства могут быть для нас прекрасным своего рода начальным капиталом. Перейти из второго мира в первый — это, действительно, очень сложная задача. Но такого рода начальный капитал государственного масштаба и может стать ключевым в обеспечении самой возможности перехода Республики Татарстан в разряд развитых государств.

Для этого нужно чётко понимать: продавать нефть и покупать на вырученные деньги потребительские товары от продуктов питания до автомобилей и собственно оборудования для добычи нефти — это и есть путь к бананово-нефтяной республике третьего мира. Никаких иллюзий на этот счёт быть не должно ни у кого.

В вопросе использования нефти в качестве начального капитала для качественного преобразования и развития нашей республики есть два основных момента.

Во-первых, нужно понимать, что нефть в такой роли — это именно начальный капитал и поддержка в деле масштабного приведения нашей республики к состоянию развитого государства. То есть нефть — это не то, из-за чего мы можем стать развитым государством. Это то, что может многократно усилить эффект от проведения верных преобразований во всех сферах жизни общества. Это создание максимально комфортной среды для бизнеса — и нефть может в этом помочь (каким образом — ниже). Это создание дружелюбного к гражданину государства — и нефть может помочь сделать нужные преобразования в разы быстрее. Это институциональное развитие и создание условий для развития граждан нашей республики — и нефть может позволить провести и этот процесс быстрее и эффективнее.

Во-вторых, каким образом нефть может сослужить положительную службу в истории нашей республики?

1. Нефтяные доходы могут быть основой для льготного кредитования татарстанского бизнеса. Механизмы могут быть разными, это может быть Государственный (республиканский) нефтяной банк, ориентированный на эту задачу, Государственный нефтяной инвестиционный фонд, какие-то схожие механизмы, это вопрос следующего уровня.

2. Нефтяные доходы могут помочь создать максимально комфортную среду для развития бизнеса — а именно, до минимума свести налоговое бремя, в первую очередь для предприятий в стратегически важных для развития Татарстана отраслях — высокотехнологичной, IT, наукоёмкой и т.д. То есть нефтяные доходы могут покрывать государственные расходы и, более того, обеспечивать планомерное развитие социальной сферы, не сдерживая при этом развитие бизнеса чрезмерными налогами.

3. Нефтяные доходы следует пустить (и это настолько важно, насколько это вообще возможно) в развитие татарстанской науки: и фундаментальной, и бизнеса на передовой науки — одного без другого не бывает. Развивающиеся страны могут как угодно наращивать производство тракторов или игрушек, но они всегда будут в роли отстающих. Потому что главная причина того, почему развитые страны являются развитыми и такими и останутся — в том, что именно в них происходит накопление знаний, открытие нового и внедрение инноваций в жизнь, в том числе экономическую. Наша наука должна качественно соответствовать лучшим мировым стандартам (и быть абсолютной частью мировой науки — без этого невозможно добиться первого), наши исследования во всех областях должны быть обеспечены, и в этом нам могут помочь нефтяные доходы.

4. Нефтяные доходы могут обеспечить форсированное развитие инфраструктуры, реализацию необходимых для развития передовой экономики и общества крайне затратных масштабных инфраструктурных проектов — опять же, без дополнительной нагрузки на бизнес.

Кратко резюмируя: нефтяные доходы могут помочь нам ворваться в число развитых государств создав для развития передовых отраслей экономики а) базу (наука + инфраструктура) и б) условия (льготное кредитование и налогообложение).

И, конечно, есть ещё один момент. Когда мы говорим о том, что Республике Татарстан необходима бóльшая степень автономии, её абсолютно твёрдое закрепление, расширение полномочий, мы всегда говорим о том, что это вещи, совершенно необходимые всем гражданам республики, независимо от этнической или ещё какой-либо принадлежности. Если ещё раз взглянуть на текст выше, на все меры, механизмы, станет очевидным, что их реализация в текущих условиях централизованной Российской Федерации очень маловероятна, а это — вопрос будущего абсолютно всех граждан Республики Татарстан. Очевидно, что для их реализации нужна собственная система высшего образования и исследовательских институтов, нужны дополнительные полномочия в сфере финансового законотворчества, нужны полномочия в сфере установления уровня и сбора налогов с добычи полезных ископаемых, нужны полномочия для коренных преобразований во всех сферах жизни республики и уверенности в защищённости их результатов. И очевидно, что в конце концов для их реализации необходимо отправлять поменьше, чем почти все доходы республики (в том числе нефтяные) в Москву. И это третий аспект из тех, что нам необходимы для того, чтобы запасы нефти сыграли исключительно положительную роль в развитии нашей республики.

И вот уже достигнув этих целей, сравняв уровень жизни в Татарстане и уровень развития республики в целом с норвежским, мы сможем задуматься о наполнении фонда будущих поколений, для чего возможно и понадобиться сланцевая нефть. Не выполнив же — ни сланцевая нефть, никакая другая нам ничего не даст.