Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Дек 17, 2014

Залоговые аукционы и Декларация о государственном суверенитете республики

Залоговые аукционы

Российский олигарх Михаил Прохоров на встрече с федеральным президентом Владимиром Путиным поднял вопрос о «земельной реформе», дающей возможность использовать землю в качестве банковского залога. Учитывая, что землю, находящуюся в частной собственности, использовать в таком качестве можно и сейчас, ряд экспертов предположили, что речь идёт о возможности государства закладывать государственную и муниципальную землю при получении кредитов у коммерческих банков, что может стать актуальным на фоне экономического кризиса в федерации. И сравнили эту инициативу с подготовкой второй волны знаменитых залоговых аукционов.

Вкратце — что такое залоговые аукционы 1995 года в России. В условиях тяжёлой экономической ситуации российское правительство взяло деньги в долг у коммерческих банков под залог крупной государственной собственности. Правительство ожидаемо не расплатилось с банками (да и не собиралось — в бюджете 1996 года средств для погашения задолженности не предусматривалось), в результате чего крупнейшие предприятия перешли в собственность этих банков. При этом залоговая стоимость этих предприятий оказалась до 30 раз ниже их рыночной стоимости через год после аукционов. Более того, кредиты государству этот узкий круг коммерческих банков выдавал в том числе из средств, чуть ранее размещённых на счетах этих банков Министерством финансов России — банки кредитовали государство деньгами самого этого государства под залог собственности государства. Никакой состязательности на большинстве аукционов не было — то есть крупнейшие активы страны были поделены узкой группой лиц (олигархов) в результате личных договорённостей между собой и с руководителями Российской Федерации. Среди получивших долю при делении госсобственности был и сам Михаил Прохоров (о его недавнем предложении по «бананизации» федерации мы писали в апреле), и нынешний опальный националист Михаил Ходорковский, и ряд других олигархов, вполне сохраняющих своё положение и сегодня.

То есть фактически произошло распределение крупнейшей государственной собственности между узкой группой людей на основании предварительных договорённостей.

Это очень большая проблема для будущего России. В случае любого кризиса, экономического, политического, падения уровня жизни населения об этих аукционах будут вспоминать, и будут вспоминать справедливо — потому что разделение крупнейшей государственной собственности между десятком человек практически за бесплатно — это достаточно серьёзный вопрос. При этом оба основных ответа на вопрос «Что с этим делать?» ничего хорошего не предполагают. Если оставить всё как есть, то есть признать результаты залоговых аукционов, под самим институтом частной собственности в России навсегда будет мина замедленного действия, которая в один прекрасный момент может сработать. К этой теме будут возвращаться и возвращаться, всегда, ставя под сомнение частную собственность и её сложившуюся структуру в федерации вообще (это вполне логично, раз настолько значительная её часть была получена таким сомнительным, абсолютно несправедливым и нечестным в глазах подавляющей части общества путём). Начать же пересмотр итогов залоговых аукционов — значит начать пересмотр итогов приватизации в целом. Действительно — если можно пересмотреть итоги приватизации «ЮКОСА» или «Норильского Никеля» на залоговых аукционах, то почему нельзя пересмотреть итоги приватизации какого-нибудь более мелкого предприятия или даже простого помещения под магазин. И то, и другое — крайне плохая база для дееспособного института частной собственности.

Это к вопросу о том, что дала республике Декларация о государственном суверенитете 1990 года и последующие процессы в этом направлении. Дала, в частности, возможность избежать участия в российских залоговых аукционах и, таким образом, дала фундамент для возможности строительства нормального цивилизованного государства, которого не бывает без легитимного в глазах общества института неприкосновенной частной собственности.