Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Фев 26, 2015

Почему Татарстану необходима собственная пенсионная система

Пенсионная система

В Российской Федерации в очередной раз произошёл «информационный вброс» о дальнейшей заморозке накопительной части пенсий, теперь на 2015-2016 годы. Опять опровергли, опять заговорили, ещё раз опровергли. Это уже было — точно также общественное мнение готовили перед изъятием той же накопительной части пенсий в 2014 году.

Поступать так с пенсиями — это не то же самое, что отменять детские пособия или какие-то другие социальные выплаты. Это гораздо серьёзнее, и вот почему. Пенсионная система — один из институтов в фундаменте государства. На его работе (и честности) базируется доверие граждан к своему государству в целом. Что такое система пенсионного обеспечения на самом фундаментальном уровне? Это значит, что человек настолько доверяет своему государству, что всю жизнь передаёт ему на хранение и в управление часть своей заработной платы (а пенсионный фонд пополняется с наших с вами зарплат, причём это касается не только накопительной части), надеясь, что государство обеспечит его жизнь в старости, то есть в тот период, когда сам человек меньше всего уже способен что-то изменить. Цена обмана в этом случае очень высока. И не надо потом удивляться разным Игорям Богаченко, не надо удивляться уличным бандам и прочим нарушениям закона со стороны граждан (от бандитизма до самых мелочей). Откуда у граждан появится уважение к законам такого государства, если государство обманывает гражданина в настолько важном вопросе?

Если мы хотим жить в цивилизованном пространстве, если мы хотим какого-то развития, нам необходима такая модель, при которой граждане доверяют государству и соблюдают законы государства. Но это находится в прямой зависимости от того, насколько государство даёт повод себе доверять. И честность и непоколебимость пенсионной системы — один из важнейших блоков в фундаменте такого доверия, если не самый важный. Манипуляции федеральных властей с пенсионными накоплениями граждан не создают условий для такого доверия. Федеральному центру видимо важнее сохранить и даже нарастить расходы на военные цели (они в 2015 году вырастут на треть, до рекордных 3,286 триллионов рублей), на обеспечение других силовых структур, чем через стабильность пенсионных накоплений создать условия для доверия граждан государству. Но это неприемлемая модель, если мы хотим нормально жить и развиваться. И уже этого достаточно было бы для того, чтобы начать разговор о необходимости выделения пенсионной системы Татарстана из федеральной.

Но есть ещё и материальный вопрос. Заморозка накопительной части пенсий за год. Многие даже не задумываются о том, что это значит: вы либо уже пенсионер, и вас не касается, либо ещё не пенсионер — и тогда вроде бы и до пенсии далеко, и денег вы этих будто бы не видели. На самом деле в пенсионный фонд исправно поступает 22% от вашей зарплаты каждый месяц (6% — в накопительную часть). То есть если у вас зарплата, к примеру, 30.000 рублей в месяц, то в год вы отправляете в пенсионный фонд в качестве накопительной части около 25.000 рублей. Это ваши деньги. И они по чьему-то непонятному решению в Москве у вас в один момент изъяты. Потом изъято ещё столько же или в два раза больше. Но ведь это справедливый вопрос — почему кто-то изымает ваши деньги. Заметим, деньги, перечисляющиеся в структуры, подведомственные например господину Рогозину, который курирует федеральный военно-промышленный комплекс, почему-то не изымаются.

Нельзя не отметить и то, что собственная пенсионная система Татарстана обеспечит нашим пенсионерам больший размер пенсий. Возьмём цифры за 2010 год — соотношения не изменились, в соответствии с новым курсом валют ещё никто не считал. ВВП на душу населения в Татарстане (по ППС) составляет 23.747 $. В России — 19.674 $. Различные налоги и другие доходы государства, поступающие в бюджеты (2013): в Татарстане — 185.000 рублей на человека, в России — 167.000 рублей на человека. Конечно, сейчас Татарстан 77% доходов отправляет в Москву. Но если мы добьёмся того, что в федеральный бюджет из Татарстана будет поступать ровно столько денег, сколько необходимо на какие-то общефедеральные расходы и в объёме, ровно пропорциональном численности нашего населения (а когда начнётся конкретный разговор о выделении пенсионной системы Татарстана из федеральной, очевидно это будет временем шагов и в этом направлении), то база для расчёта пенсий будет отличаться на столько же. Если говорить о современных «базовых» цифрах, то «татарстанская» пенсия уже сейчас была бы на условные 11% больше, чем «федеральная». А теперь поговорим о сценарии, когда та же стратегия развития «Татарстан 2030» будет в целом более-менее успешно реализовываться — для этого есть база, и если параллельно в республике будет развиваться институциональная среда и наше гражданское общество, то цели этой стратегии выглядят достижимыми. Учитывая, что в России нет ни подобных планов, ни серьёзного базиса для подобного развития, различия в уровне развития экономик, уровне доходов между Татарстаном и уровнем России будут только нарастать. А это значит, что и пенсии у нас либо будут оставаться низкими — если Татарстан будет включён в федеральную пенсионную систему, либо будут пропорционально расти и всё больше превышать российский уровень — если у Татарстана будет собственная пенсионная система. «Оптимистический сценарий» «Стратегии 2030» предполагает целью реализации программы достижение уровня ВВП на душу населения 40.000 $. Это примерно уровень современной Финляндии, в которой средний размер пенсии составляет 1.500 евро в месяц (110.000 рублей). Чтобы, достигнув подобного значения ВВП на душу населения, иметь и размер пенсии на уровне финского, Татарстану необходима будет собственная пенсионная система.

То же самое касается пенсионного возраста. Сейчас в федерации активно идут разговоры о его повышении. Вообще говоря, пенсионный возраст повышается вместе с ростом продолжительности жизни, и это нормально, это обсуждаемо. Гораздо хуже, если он повышается, когда таких оснований нет, и когда обсуждение этого вопроса проходит в совершенно абсурдном ключе. Вот например в Российской Федерации уже раздаются на самом высоком уровне предложения повысить пенсионный возраст до 65 лет у мужчин. Но среднестатистический российский мужчина не доживает до 65 лет, он умирает уже в 64, как можно об этом говорить? Собственная пенсионная система позволит перевести этот вопрос на республиканский уровень, где мы сможем говорить о нём в нормальном русле, а не предлагая людям выходить на пенсию после смерти, где мнение татарстанцев будет гораздо более весомым, и где возраст выхода на пенсию будет обуславливаться теми реалиями, которые есть в нашей республике.

И третий важнейший аргумент. Пенсионные фонды в нормальных условиях — это одни из важнейших финансовых институтов государств. Дело в том, что в них накапливаются огромные средства, при этом часть из них может быть направлена на масштабные, в том числе инфраструктурные, проекты с длительным сроком окупаемости. Во всё то, что необходимо для динамичного развития нашей экономики. Высокоскоростная железнодорожная магистраль между Казанью и Набережными Челнами? Национальная татарстанская авиакомпания, которая сделает Казань одним из хабов на коммерчески важных направлениях, одновременно связав нашу столицу прямыми рейсами со всеми мегаполисами мира? Финансирование компаний, занятых исследованиями в области искусственного интеллекта, биотехнологий или big data, которые через десять лет смогут сделать Татарстан одним из лидеров в ставших самыми доходными рыночных нишах? Всё это — применение для средств пенсионного фонда. Если конечно он у вас есть.

Есть ли примеры наличия собственных пенсионных систем у субъектов федераций в мире? Да. Один из примеров — пенсионная система Квебека, субъекта действительно федеративного государства Канада. Она успешно функционирует уже 50 лет, национальный пенсионный фонд Квебека управляет активами на сумму более 200 млрд долларов.

Плюсы выделения татарстанской пенсионной системы из федеральной очевидны. Серьёзных, масштабных минусов — нет. При выполнении каких условий это станет реальным? Внутреннее условие — татарстанцы должны знать о плюсах, понимать все выгоды для себя; это трансформируется в требование. Внешнее условие — соответствующие процессы в федерации. Второе условие не за горами: в Российской Федерации серьёзный кризис, из него (как и из любого кризиса) можно выбраться только через перемены и масштабное реформирование, причём чем дольше реформы оттягиваются, тем глубже они неизбежно будут. Таким образом, вопрос всё же будет в первую очередь за нами, а не за федеральным центром.