Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Сен 10, 2015

Татарстан: место под солнцем

Место под солнцем

Несмотря на развивающиеся в федерации представления об иллюзорной многополярности, структура современного мира достаточно проста и вытекает из уровня экономического и технологического развития различных стран и соответствующих взаимоотношений между ними: это ядро мирового развития (или «ядро мирового капитализма» в экономическом смысле) и глобальная периферия.

Это конечно не означает никакого внешнего управления или обязательного вмешательства во внутренние дела отстающих стран. Как северокорейский режим загонял голодных корейцев в концлагеря, так и загоняет. Как какой-нибудь людоед сидел в кресле диктатора Экваториальной Гвинеи, пополняя свои счета за счёт продажи нефти, так и сидит и пополняет. С этой стороны «полюсов» в мире действительно немало: живут все по-разному.

Но в содержательном смысле «полюс» (хотя и далеко не предполагающий единоначалия, что представляется в российском понимании «мирового полюса») имеется только один: в виде ряда развитых стран с наиболее высоким уровнем жизни, развития институтов, образования, аккумулирующие научный потенциал и капиталы. И, что крайне важно, эти страны, аккумулируя научный потенциал и капиталы, определяют дальнейшее направление развития всего мира в целом, в том числе технологического развития; глобальная периферия выбору этого направления вынуждена подчиняться.

Периферия, её благосостояние и перспективы находятся в непреодолимой зависимости от ядра. Сегодня развитые страны и мир в целом, живущий внедряемыми развитыми странами технологиями, нуждаются в значительных объёмах нефти — нефтеэкспортирующие страны имеют не самый низкий уровень жизни. Завтра именно в ядре мирового развития будут разработаны и внедрены рентабельные и удобные технологии, позволяющие заменить нефть на какой-то другой общий источник энергии — в нефтяных периферийных странах период относительного благополучия завершится. Сегодня Китай удовлетворяет развитые страны своим правилом преобладающего экспорта редкоземельных металлов в переработанном виде (к примеру, в составе электроники) с учётом крайней дешевизны рабочей силы в стране для размещения производств именно в ней — китайская экономика обеспечена заказами. Завтра ситуация изменится — начнутся форсированные разработки огромных и уже разведанных месторождений редкоземельных металлов в соседнем — и исторически конкурирующем с Китаем — Вьетнаме. С помощью инвестиций из стран развитого мира. Всё это, вообще-то, и есть зависимость в высшей степени, и единственный способ избавиться от неё — стать частью ядра мирового развития.

Не стоит полагать, что Татарстан может находиться в мировом ядре исключительно по какому-либо «врождённому праву»: из-за нашей истории, географического положения в Европе или даже по праву того, что Татарстан занимает незаменимое место в общеевропейской мозаике. Это всё очень важные вещи, которые можно и нужно использовать, особенно для усиления внешнего отклика на внутренние модернизационные преобразования. Но нужно понимать, что подобные «врождённые характеристики» не могут в перспективе полностью обеспечить Татарстану ни переход из глобальной периферии в ядро развития, ни успешное нахождение в нём. В первом случае важны собственные реформы, их направление и глубина, во втором — нахождение собственной ниши в развитом мире, который не пребывает в статичном расслабленном состоянии, а находится в режиме активной внутренней конкуренции.

Занятие собственной и конкретной ниши в развитом мире — вопрос перспективный, хотя и требующий осмысления уже сегодня. Но чтобы к нему прийти, нам необходимо уже сегодня разрешить другую проблему.

Неконкурентные (авторитарные) политические режимы в периферийных странах делятся на два типа.

Есть те, которые сохраняют в качестве цели выход из периферийного состояния, переход в ядро мирового развития, пытаются приложить усилия для опережающего развития — это неконкурентные режимы модернизационного типа.

Однако более распространена другая ситуация. Элиты и народы теряют волю к борьбе за более достойное место под солнцем для своих государств, властные элиты начинают видеть в качественном развитии страны угрозу своим привилегиям. В таком случае начинается поиск оправданий для закрепления государством своего отстающего положения навсегда, обоснований того, что всё это развитие, в общем-то, совершенно не нужно, а нынешнее, фактически глубоко отстающее положение — наилучшее состояние. Такого рода оправдания могут быть различными: объявление приоритетом духовности (как-будто кто-то мешает развиваться в духовном отношении в условиях развитой экономики), выдумывание исторической несовместимости с мировым центром развития (интересно, воевал ли кто-то больше, чем Франция с Германией), самоприсвоение статуса сегодняшнего величия на основании исторических побед, декларирование угроз от международного взаимодействия традиционным внутренним устоям — от страны к стране внешняя оболочка может изменяться. Но суть остаётся единой: страна самоустраняется от конкуренции за лучшее место для себя и своего народа, консервируется, прекращает качественное развитие.

Нетрудно заметить, что это тот путь, на который всё более твёрдо встаёт Российская Федерация.

И для нас это проблема гораздо более близкой, сегодняшней перспективы: как в этих условиях — реальных на сегодняшний день условиях — Татарстану сохранить вектор движения к состоянию развитого государства, не допустить фатального роста разрыва в уровне развития с мировым центром. С этой точки зрения нам следует дорожить принятой в качестве республиканского закона Стратегией «Татарстан 2030». Несмотря на наличие ряда вопросов к самой Стратегии, которые так и не были подняты в виду фактического отсутствия парламентского обсуждения документа, «Татарстан 2030» представляет собой по сути стратегию именно модернизационного типа. Да, текущее положение дел в Российской Федерации не позволит выполнять её эффективно (полностью же её цели могут быть достигнуты только при реализации фундаментальных реформ в республике, включая формирование полноценного свободного гражданского общества, верховенства права и другие институциональные преобразования). Но, пользуясь исторически сложившейся с 1990 года определённой степенью автономии Татарстана, нашей республике следует сохранять видение этого уже принятого документа в качестве магистральной стратегии развития республики. Пока «шестой технологический уклад», «глобальная конкурентоспособность» и «наукоёмкие отрасли» не стали официальным и абсолютно неприемлемым экстремизмом в России, в условиях татарстанской автономии есть возможность не забывать о целях, заявленных в Стратегии 2030, и делать возможные шаги в модернизационном направлении.

Эти меры позволят создавать базу для последующего рывка в развитый мир, а возможно и преодолеть часть этого пути уже в ближайшее время. И, что не менее важно, не позволят забетонировать положение нашей республики в качестве части мирового захолустья в сознании всех слоёв нашего общества.