Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Дек 2, 2015

«Платон» коснётся всех

Платон

 

В Казани, Нижнекамске и Альметьевске прошли митинги татарстанских дальнобойщиков против введения так называемой системы «Платон». В этих акциях протеста приняли участие более 500 человек. Митинги носили вполне мирный характер и не предполагали дальнейших активных действий на территории республики.

Ранее Президентом Татарстана на заседании Госсовета было замечено, что республика ничего поделать с этим законом не может и надо его исполнять. Невозможность применить существующие правовые механизмы оспаривания федерального законодательства оборачивается для республики дальнейшими издержками, которые федеральный центр брать на себя не готов.

Для Татарстана «Платон» означает, прежде всего, удар по региональным дорогам. Ведь там, где есть возможность объехать федеральные трассы, дальнобойщики неминуемо поедут по дорогам республиканского и местного значения.

По сути, пресловутый «Платон» превращается не только в прямой налог для дальнобойщиков, но и косвенный для всего населения, который приватизируется ангажированными организациями. Это коммерческий проект, направленный на обогащение производственно-коммерческих предприятий, близких к структурам Ротенберга, на извлечение прибыли без какого-либо учёта региональных интересов.

При этом не факт, что заявленный лимит на повышение тарифа останется на прежнем уровне. Так, например, федеральным центром было обещано введение новых акцизов на бензин со снижением транспортного налога, что впоследствии не было сделано: акцизы ввели, налоги не уменьшили. Также нагляден и пример со свободным ценообразованием в системе ОСАГО, который привёл во многих случаях к троекратному повышению цен. При том, что ОСАГО для легкового автомобиля не тот, что для дальнобойных фур. Поэтому любые действия и инициативы правительства в этой сфере принимаются в штыки.

К тому же чётко проявляется тенденция ежегодного увеличения количества различных государственных инициатив, направленных на появление новых обязательных платежей. Далеко не факт, что все деньги, собранные «Платоном», дойдут до конкретного отремонтированного километра дороги, а платить за это придётся не столько дальнобойщикам, сколько именно конечным потребителям.
Мнение о том, что против «Платона» бунтуют только «серые» перевозчики, также ошибочно. Платежи существенной нагрузкой ложатся на всех перевозчиков. Крупные игроки, сидящие на госзаказах и заказах госкомпаний, не ударят по руке подающего. Молчание в этой ситуации для них — золото. Поэтому активность проявляет именно малый и средний бизнес, запас прочности которого на исходе.

Сравнивать с «Платоном» аналогичные системы, действующие в Европе, было бы некорректно — как в силу географического фактора, меньших расстояний и меньшей доли автоперевозок в системе оптовой торговли, так и по причине качественно иного уровня развития логистических услуг и самое главное — иного состояния дорог в Европе. Высоки и издержки централизованной экономики — все дороги ведут в Москву: фуры гоняют товар из распределительных центров в Москву, оттуда уже в локальные распределительные центры. Добавим ко всему этому ещё и тот факт, что топливо по сути тоже возят фуры и эти дополнительные рубли в структуре затрат неминуемо будут заложены в стоимость бензина.

Протест дальнобойщиков не спонтанен, он является объективно назревшим ещё и потому, что нет реальных профсоюзов, а государственная политика в этой сфере носит характер имитации бурной деятельности. Так, на сегодняшний день в Татарстане трудно говорить о сколько-нибудь настоящих профсоюзах, готовых отстаивать реальные интересы работников. Включение руководства профсоюзов в закрытый клуб элиты не ведёт к формированию работающей обратной связи с трудящимися. Малый и средний бизнес в этом отношении живёт сам по себе, а профсоюзное движение само по себе. Это чревато тем, что в момент назревания явных противоречий и недовольства в среде трудящихся не окажется структуры, которой доверяют и которая способна организовать диалог. Нечто похожее происходило в годы перестройки, когда шахтёры вдруг забастовали, а профсоюзы и партийные органы оказались просто недееспособными.

В условиях углубления кризиса в экономике и роста расходов на оборонку у федерального центра не остаётся иного пути, кроме как повышать налоги, акцизы, тарифы и придумывать новые разновидности обязательных платежей. В свою очередь, маятник милитаризации позволяет на настоящий момент сдержать глухое недовольство и квалифицировать его чуть ли не как государственную измену. Однако плотная крышка кипящего котла, как известно, не способна остановить процесс кипения.