Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Мар 30, 2016

Почему Татарстан любит голландскую картошку?

Картофель

Скоро в Татарстане начнутся полевые работы. Перед какими проблемами стоит на этот раз агропромышленный комплекс республики? Прежде всего, это комплекс проблем, связанный с изменением курса валют и растущей инфляцией: повышение кредитных ставок, рост цен на дизтопливо (в результате введения акцизов), дальнейший рост цен на автозапчасти, рост цен на удобрения. Причём в последнем случае, несмотря на рост объёмов производства, удобрений не хватает. Производителям-монополистам гораздо выгоднее фасовать удобрения на экспорт, нежели работать на интересы внутреннего рынка. Причём порой хозяйствами может быть внесена предоплата за удобрения, но выдавать товар производители не спешат. Слишком высок темп игры и её ставка. И как бы Татарстан не пытался минимизировать эти угрозы, сельхозпроизводителю, в особенности зернопроизводителю, становится всё сложнее и сложнее.

Второй комплекс проблем — инфраструктурный, от обновления элеваторов и зернотоков до семенных хранилищ и создания новых перерабатывающих производств. Решается проблема в ручном режиме, обаянием глав районов, министра сельского хозяйства и лично президента. Потому что Татарстан — практически единственный субъект федерации, который выбрал завуалированный белорусский путь развития сельского хозяйства. Юридически перед вами ООО, частная собственность, а по факту — эволюционировавший совхоз, подотчётный Минсельхозу. Тоже неплохой путь, вот только он требует всё больше дотаций (как в основной капитал, так и в оборотный) вместо частных инвестиций.

Третий комплекс проблем — институциональный. Его можно проиллюстрировать на простом примере — на примере картофеля. Казалось бы, в нынешних экономических условиях картофель — тот продукт, объёмы производства которого неподвластны санкциям. Однако, как оказывается, мы критически зависим от импорта семенного картофеля. У нас практически не производят качественный посадочный материал, почти нет селекционеров, более 90% сортов — зарубежные. Причина — дело это абсолютно невыгодное. Максимум — завезти посадочный материал из Европы и «размножить» его на месте. В итоге получается второсортный репродукционный посадочный материал. Из этого материала нельзя получить картофель, который, например, пошёл бы на производство чипсов или картофельного порошка для производства пюре. Соответственно, нет условий для создания ещё одной новой цепочки добавленной стоимости, и лозунгами об импортозамещении дело не исправишь.

В европейских странах производители семенного материала платят роялти за выведенные сорта селекционерам. У нас подобной практики нет, а есть замкнутый круг: нет денег на селекцию — нет качественного семенного материала — нет больших объёмов производства. Сертификация исполняет роль из советского репертуара: в отсутствии институциональных рыночных механизмов сертификат на сорт — это по сути ни к чему не обязывающий знак качества.

В Татарстане отсутствует нормативная база, которая регулировала бы отношения между селекционерами и семеноводами. Это логичная ситуация в условиях полной зависимости в законодательном плане от федерального центра. Даже введение института защиты авторского права на сорт стало федеральной прерогативой. Механизм не может быть запущен, пока нет необходимых законов. Какой выход? Правильно: наращивать госфинансирование селекционной работы (как в Беларуси) и субсидировать производство картофеля. Только успевай входить в очередную федеральную целевую программу. Казалось бы, когда денег в стране становиться всё меньше, включите рыночные механизмы финансирования или дайте это сделать самим регионам!

Однако, учитывая уровень поворотливости федерального законодателя, отказаться от израильского или голландского картофеля в ближайшее время мы вряд ли сможем. А в это время в условиях кризиса спрос населения на «второй хлеб» только растёт.