Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Май 17, 2017

Какая прогрессивная шкала налогообложения нужна Татарстану?

В федеральном правительстве в последнее время обсуждается возможность введения в РФ прогрессивной шкалы подоходного налога (НДФЛ), при которой размер налоговой ставки зависит от величины дохода. Сейчас в федерации гражданин в общем случае платит 13 % налога независимо от размеров дохода.

 

В том, что прогрессивная шкала налогообложения нужна, мало сомнений. Однако федеральная инициатива в текущем виде может не достигнуть целей, приведя к падению собираемости подоходного налога, что отразится именно на региональных бюджетах, куда поступает НДФЛ.

 

Только что вышедший доклад Global Wealth Report банка Credit Suisse за 2016 год называет Россию самой неравной страной в мире. В России 74,5 % богатств принадлежат 1 % населения. Даже в классической стране третьего мира, Индии, богатейшему 1 % населения принадлежит 58,4 % богатств. В латиноамериканской Бразилии — 47,9 %, в Китае с диким капитализмом — 43,8 %, в США — 42,1 %. В Татарстане уровень расслоения, судя по коэффициенту Джини, примерно соответствует общероссийскому.

Лидеры неравенства

 

Такое материальное расслоение — серьёзнейшая угроза перспективам эволюционного развития республики и стабильности общества, оно также может создать угрозы общественной безопасности в самом масштабном смысле этого слова. Сама эта ситуация является несправедливой и не отвечает стандартам развитого общества в XXI веке.

 

Прогрессивная шкала налогообложения необходима Татарстану — в ряду других мер, снижающих уровень материального расслоения в республике.

 

Однако есть два момента, которые заставляют усомниться в эффективности федеральной инициативы. Во-первых, в стране общераспространёнными являются «серые зарплаты в конвертах» и иные способы ухода от налогов. С другой стороны, граждане знают о повсеместной коррупции и откатах (то есть неэффективности расходования бюджетных средств), не видят в депутатах представителей своих интересов, которые могли бы от имени граждан распределять их налоги в их интересах, а сами налоги концентрируются в федеральном центре — то есть уходят максимально далеко от налогоплательщика. В этих условиях практика ухода от налогов может восприниматься не как недоработка контролирующих органов, а как часть общественного договора: граждане, имеющие весьма сомнительное отношение к распределению налогов, оставляют за собой фактическое право их не платить. И повышение налогов для определённых категорий граждан может привести лишь к тому, что они будут обращаться к «серым» схемам чаще. Учитывая, что НДФЛ поступает в региональные бюджеты, именно регионы столкнутся с негативными последствиями.

 

Нужно также отметить, что низкие налоги в Российской Федерации — это миф. Помимо подоходного налога в 13 %, 22 % от зарплаты выплачивается в Пенсионный фонд (при том, что к российской пенсионной системе потеряно всякое доверие после многократных заморозок накопительной части пенсий), 8 % — в социальные фонды. Ещё 18 % составляет налог на добавленную стоимость (НДС), включающийся в стоимость товаров и услуг. В итоге, по расчётам PricewaterhouseCoopers, средний россиянин платит государству в виде прямых и косвенных налогов около 47,4 % своих доходов. Для сравнения, в среднем по миру — 40,6 %, в Восточной Европе — 34,2 %.

 

Таким образом, главный вопрос заключается не в низких налогах, а в низкой эффективности бюджетных трат, социальных программ и гарантий.

 

Какие меры могут сделать введение прогрессивной налоговой шкалы в Татарстане эффективной, достигающей поставленных целей мерой:

 

1. Введение прогрессивной шкалы с необлагаемым минимумом доходов, а также с повышением ставок относительно текущей (13 %) только с достаточно высокого уровня доходов — выше, чем у подавляющей части граждан, включая малых предпринимателей. Этого требует как имеющаяся высокая налоговая нагрузка, так и характер и масштаб материального расслоения в нашем обществе.

 

В качестве примера (с поправкой на конкретные цифры, разумеется) можно рпривести прогрессивную налоговую шкалу во Франции. Граждане с доходом менее € 6.000 в год полностью освобождены от уплаты подоходного налога. Далее идут 7 ступеней налоговой ставки — от 5,5 % до 49 % в случае, когда годовой доход превышает € 500.000.

 

2. Повышение мотивированности к уплате налогов: повышение эффективности государственных расходов (борьба с коррупцией и откатами) и участия граждан в их распределении (расширение фактического представительства граждан в выборных органах власти, практики инициативного бюджетирования).

 

«Гражданская позиция платить налоги неразрывно связана с правом налогоплательщика решать, на что государству их тратить». Эта цитата бывшего министра по налогам и сборам РФ Александра Починка, выбитая на памятнике на его могиле на Новодевичьем кладбище, никогда не потеряет своей актуальности.

 

3. Наличие полномочий, возможностей и политической воли для предотвращения ухода от уплаты налогов. Это касается всей налоговой системы, оффшорных схем и пр., не только и не столько НДФЛ.

 

Прогрессивная шкала налогообложения — общепринятая в развитых странах практика, отвечающая современным стандартам социального государства. И внедрение этой практики тем более является актуальным для Татарстана в условиях имеющегося колоссального уровня материального расслоения. Однако наибольшей эффективности, достижения всех целей применения прогрессивной шкалы и минимизации возможных отрицательных последствий можно ожидать при реализация мер по ряду других направлений: введение необлагаемого минимума доходов, повышение эффективности бюджетных трат и предотвращение ухода от уплаты налогов крупными компаниями и предпринимателями.