Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Мар 15, 2014

О фундаментальных проблемах легитимности крымского референдума

Референдум в Крыму

 

«Права наций на самоопределение никто не отменял». Владимир Путин, российский президент.

Именно на этом тезисе основывается проведение в это воскресенье референдума в Крыму с вопросом о присоединении автономной республики к России.

Мы, разумеется, полностью поддерживаем право на самоопределение. Из двух противоречащих друг другу международных парадигм — неприкосновенности границ государств и права наций на самоопределение — второй подход безусловно более демократичен и справедлив. И отрадно, что Россия признала, что право наций на самоопределение важнее неприкосновенности границ и территориальной целостности стран.

Применительно же к ситуации в Крыму есть две проблемы, которые мешают объявить текущую ситуацию там реализацией такого права на самоопределение. И именно инициаторы референдума допустили эти ошибки, которые очень сильно бьют по фундаментально нормальной идее проведения референдума о самоопределении.

1. Референдумы не проводятся на скорую руку под дулами автоматов. Крым находится под вооружённым контролем войск стороны, поддерживающей только один из результатов референдума. Референдум назначен на день через две недели после военной оккупации территории. Мягко говоря, никакой особой свободы агитации за противоположную позицию не существует. В таких условиях репрезентативность результатов референдума крайне сомнительна. Первоначально референдум был назначен на конец мая, но потом был перенесён на середину марта. Из процесса голосования выключена огромная группа населения, коренного населения Крыма — крымских татар; фактически, не было никакого времени, чтобы достичь консенсуса по всем вопросам проведения референдума, по формулировкам вопросов, по условиям участия в волеизъявлении всего крайне многообразного крымского общества, всех его групп. И это было первой ошибкой инициаторов референдума и первым огромным ударом по его легитимности.

2. Самоопределение и аннексия — принципиально разные вещи. За последние лет 70 в Европе (да и вообще в мире) было много случаев самоопределения территорий, создания новых независимых государств. И это нормально. А вот ситуации, когда одна страна откусывает кусок территорий от соседа — это уже в прошлом, это уже никак не соответствует ни современной цивилизации, ни духу термина «самоопределение». В бюллетенях крымского референдума варианта «независимость» даже не предусмотрено, не были детально рассмотрены и другие варианты, вроде широчайшей автономии и крымской государственности, находящейся в договорных отношениях с Киевом, чьи права гарантируются третьими сторонами. В конце концов, и вариант «независимость» можно было бы определить взаимоприемлемым образом для всех как внутренних, так и внешних сторон конфликта, но, повторимся, такого варианта нет в бюллетенях вообще. И это вторая большая ошибка организаторов и ещё больший удар по легитимности референдума.

Таким образом, для нелегитимности предстоящего референдума больше сделали даже не иностранные государства, изначально объявившие его таковым, а сами инициаторы и организаторы крымского референдума 16 марта. Право народов на самоопределение — это прекрасно, и это право признаётся всем международным сообществом в лице ООН. Но подходить к его, этого права, реализации нужно таким способом, который действительно является самоопределением и не вызывает в этом сомнений.