Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Ноя 16, 2015

Российские «либералы» в одном классе с террористами

После чудовищных терактов в Париже 13 ноября все извлекли свои уроки. Наиболее распространённые из них очевидны для любого нормального человека — трагедия массового убийства мирных людей заслуживает скорби и солидарности, убийцы не заслуживают снисхождения, спецслужбы Франции работают плохо, глобализированное современное государство слабо защищено от террористических угроз — и с этим что-то нужно делать, терроризм и террористы должны методично искореняться, а проблема Сирии и Ирака (вернее их бывших территорий) должна быть решена как можно скорее. С этими выводами вроде бы всё ясно.

Но для нас, татарстанских демократов, важно проанализировать и истеричную, откровенно ксенофобскую и исламофобскую реакцию большинства российских псевдолибералов. Абсолютно ту же, что и после других терактов, которые совершают убийцы, заявляющие, что они каким-то образом связаны с исламом.

Вкратце, реакция российских «либералов» следующая. Они выставляют коллективные обвинения за теракты всем мусульманам, представляют теракты, совершённые ограниченными группами убийц, за акты межцивилизационного противостояния. Для чего — нетрудно сказать. Этим они пытаются создать приятную для своего уютного мирка картину, в которой Россия находятся в одной лодке с их фетишем — Западной Европой. То есть где-то в глубине души российские демократы видимо всё же чувствуют свою ущербность: современная Россия от современного европейского государства отстоит дальше, чем африканская Нигерия. Им обидно от этого.

То есть понимая, что их обществу до демократического образца как до Китая пешком (и ирония в том, что до Китая в сто раз ближе), эти люди с детской наивностью пытаются вместо пока ни разу не осуществимого — построения в России демократического правового государства, показать (для самих себя обиженных) своё единство с Европой истошными криками «Эй, ребята, а ведь мы тоже не мусульмане!» Такой детский и наивный подход может вызвать у современного и взрослого человека только снисходительную улыбку.

При том, что современная Европа — это конечно не религиозная общность, это модель, модель правового, демократического — и оттого развитого и прогрессивного государства. В основе этой модели — институты, солидарность граждан, готовность отстаивать свои интересы, равенство людей перед законом. И в том числе презумпция невиновности, отсутствие коллективной ответственности вообще и личная ответственность убийц за свои убийства в частности (представьте современное развитое государство, в котором за преступление дяди наказывают всю семью, как например в сталинской России!). Но это сделать очень сложно, и у России этого никогда не получалось, а у российских демократов — подавно. Гораздо легче отписаться в фейсбуке, что «мы тоже не мусульмане», и на пару ночей ложиться спать со сладким чувством принадлежности к наиболее развитому региону мира — даже не осознавая, что подобными воплями и подобным подходом они отталкивают себя и своё общество от этой «европейской модели» ещё дальше.

Проанализировать эту ситуацию важно не столько потому, что для нас она неприемлема — до той степени, что такие господа, как фюрер российских демократов Алексей Навальный и прочие подписавшиеся под подобной реакцией «либералы» должны стать нерукопожатными персонами в нашем государстве — Татарстане: они прямо заявили, что против нашего общества.

Проанализировать эту ситуацию нам нужно в первую очередь потому, что с этими фашиствующими «демократами» никакой демократии, никакого современного государства нам в будущем не построить — они просто не выступают с таких позиций, они хотят чего-то совсем другого.

Нам нужно это понимать, чтобы не вводить себя в заблуждение, чтобы верно рассчитывать, на какие силы мы можем опираться в деле строительства современного демократического государства в Татарстане. И это — свои собственные демократические силы.

Террористы, подобные запрещённой в РФ ИГИЛ, пытаются разделить современный мир на конфликтующие цивилизации, увести всех нас от вопросов решения реальных проблем развития в сторону своего средневекового миропонимания в русле наличия неких «конфликтующих цивилизаций» вместо современного глобального мира. Пытаясь вызвать ответную ксенофобную реакцию, они пытаются подвести мусульман к абсурдному выводу, что все мусульмане имеют с этими ничтожными по своей численности группировками убийц какую-то общность, представляют с убийцами некое единство. Это задача террористов, подобных ИГИЛ. Российские псевдодемократы с готовностью подхватывают эту риторику, выставляя по сути коллективные обвинения мусульманам за действия ограниченного числа убийц-террористов, пытаясь подменить стену между нормальными людьми и убийцами-террористами на стену между мусульманами и не-мусульманами. И те, и те находятся примерно на одном уровне развития (отстающем от современного мира минимально на три-четыре века), и играют в одну и ту же игру.

Если мы хотим, чтобы Татарстан стал одним из развитых государств мира, нам предстоит сложная работа, которая должна начинаться с понимания многих вещей.

Понимания того, что слово «европейский» для нас — это не карго-культ и не фетиш, в отличие от российских «детских демократов», что это всего лишь краткое обозначение модели, предполагающей очень масштабные и сложные изменения в интересах татарстанского государства и нашего народа. Понимания и более частных вопросов — от угроз как терроризма, так и ксенофобии, которые несовместимы с современным цивилизованным демократическим государством, до того, с кем у нас по пути развития и прогресса общей дороги точно нет — в частности, с российскими «фашиствующими демократами».

Нам, татарстанцам, нужно всё это понимать, чтобы сделать рывок в развитии после следующего исторически-переломного момента. Ну а они после нового 1991 пусть займутся делами своего уровня — может быть флаг своего государства в очередной раз поменяют, или попросятся в Евросоюз на основе количества голубоглазых. Это, видимо, их максимум.

Это те уроки, которые мы должны ясно извлечь в эти дни, помимо общей скорби и солидарности с родственниками жертв массовых убийств мирных людей от Франции до Ливана и Сирии.

Траур