Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Авг 19, 2016

Рабочий день: 6 часов или 12?

Рабочий день в Швеции

В Швеции повсеместно вводится 6-часовой рабочий день, правительство страны готовится к законодательному оформлению этой меры. Инициатива продиктована исследованиями о том, что человек максимально эффективно работает лишь ограниченное количество часов, а сокращение продолжительности рабочего дня делает человека более счастливым.

Когда нам говорят о том, что есть «эффективно развивающиеся экономики», основанные на жёстком подходе к организации жизни людей — вроде Южной Кореи или Сингапура, — мы вспоминаем, что экономические показатели там действительно неплохи. Но вся жизнь там строится вокруг этих показателей, они становятся самоцелью, и достигаются за счёт, в том числе, сверхэксплуатации жителей этих стран. Пока швед, эффективно отработав 6-часовой рабочий день, проводит оставшиеся полдня с семьей или на природе, кореец продолжает свой 12-14-часовой рабочий день, после чего идёт напиваться местной водки соджу, чтобы хоть как-то снять перенапряжение от изматывающего и бесчеловечного темпа работы. При этом швед производит не меньше, чем кореец, а экономика Швеции не менее эффективна, чем экономика Южной Кореи или Сингапура. Вопрос в разных приоритетах: люди для государства, или государство для людей. Люди как винтики для достижения высоких экономических показателей, или достижение высоких экономических показателей для улучшения качества жизни людей.

Важна и мотивация изменений. Например, «Эксперт» пишет: «Директор одной из компаний Линус Фельдт считает, что восьмичасовой рабочий день только кажется эффективным, но за такое продолжительное время легко потерять концентрацию. Его компания занимается разработкой мобильных приложений, поэтому внимание и креативность играют в производственном процессе большую роль.» То есть это — изначальная нацеленность на обслуживание интересов экономики будущего. Человек не сможет соперничать с роботами в выполнении механических работ, даже если заставить его работать по 18 часов в сутки. А вот для креативных отраслей, творческих профессий крайне важно не только состояние человека в смысле усталости и отдыха, но и психологический комфорт, а всё это напрямую связано с продолжительностью рабочего дня. И именно эти отрасли обеспечивают благосостояние наций и государств в XXI веке.

Не секрет, что в Татарстане есть проблемы, связанные с переработками, ненормированным графиком работы и прочими вещами, по сути составляющими нарушение трудовых прав и сверхэксплуатацию. Пока непонятно, насколько мы продвинулись по внедрению эффективных черт любимой у нас «сингапурской модели», но по «экономизированности сознания», по оценке всего и вся с позиции достижения макроэкономических показателей, цифр на бумаге, а не улучшения качества жизни конкретного гражданина, мы точно ушли далеко вперёд. У нас даже говоря о строительстве инфраструктуры для массового спорта, первое желание — посчитать, какую выгоду даст улучшение здоровья населения для экономики за счёт снижения расходов на лечение болезней. Как будто цель этих мероприятий — вывести красивую цифру в статистическом сборнике, а не сделать жизнь конкретного татарстанца более счастливой за счёт доступности тех же спортивных сооружений.

К сожалению, ирония в том, что такая «экономизированность сознания» в долгосрочной перспективе обеспечивает проигрыш по тем самым экономическим показателям. Потому что кто может в таком случае уезжает в страны, где во главе угла — качество жизни гражданина, от наличия свободного времени до отсутствия давления со стороны государства и нарушения личных прав. А «кто может» — это как раз по большей части талантливая молодёжь и высококлассные, способные найти применение в любой точке мира профессионалы, которые и обеспечивают эффективное развитие современной экономики.

Если у нас будет 12-часовой рабочий день, а в Швеции 6-часовой, это не значит, что высококлассный профессионал или лидер креативной индустрии будет работать у нас 12 часов, а в Швеции 6, и за счёт этого мы выиграем. Это значит, что он уедет в Швецию.

Но мы же вряд ли хотели бы занять почётное место поставщика природных ресурсов и талантливой молодёжи в процветающую Швецию. Мы бы хотели, чтобы на нашей земле было не хуже, чем в Швеции.