Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Фев 3, 2015

Южный Тироль: максимальная автономия и фантастическое развитие

Южный Тироль

Как Южный Тироль стал богатейшим регионом Европы, добившись максимальной автономии от центрального правительства.

«Молодёжь, которая выросла при автономии, воспринимает всё это, как должное, хотя в 1960-х мы жили, как в Уганде. В моей семье было 11 детей и 7 коров, и никаких перспектив получить образование». Так вспоминает детство Луис Дюлнвальдер, бывший премьер-министр Южного Тироля, автономного региона на севере Италии. Сегодня уровень жизни в Южном Тироле — один из самых высоких в Европе. Средний доход на человека — 2.900 евро в месяц, или 215.000 рублей. Южнотирольцы заметно богаче жителей даже самых развитых западно-европейских государств. ВВП на душу населения в регионе превышает 50.000 $. Не считая микрогосударств, в «первом мире» богаче — только Норвегия и США. Швейцария, Германия, Великобритания — позади. Как и собственно Италия, где этот показатель почти в 1,5 раза меньше. Но чтобы достигнуть таких высот, южнотирольцам пришлось добыть себе максимальную автономию от итальянского правительства.

Южный Тироль — регион в предгорьях Альп. Исторически он был населён немцами (вернее, австрийцами), и вплоть до начала XX века входил в состав Австро-Венгрии. Первую мировую войну Австро-Венгрия проиграла, а Италия оказалась в числе победителей, за что и получила новую провинцию.

Практически сразу после окончания Первой мировой войны к власти в Италии пришли фашисты во главе с Бенито Муссолини. Для Южного Тироля это означало начало политики насильственной итальянизации. Изучение и использование немецкого языка было запрещено, немецкие политические организации были распущены, немцев выгнали из органов государственного управления, армии и полиции. Поощрялся переезд в регион этнических итальянцев. Всё это породило межэтнические конфликты, которые однако не успели раскрыться в полной мере — началась Вторая мировая война.

Интересующий нас, татарстанцев, период начался после окончания Второй мировой войны. Фашистские методы вместе с фашистским режимом остались в прошлом, однако итальянское правительство продолжило действовать по стратегии давления на регион, а не договорённостей.

Итальянское правительство нашло неоригинальный «решение» проблемы. Южный Тироль был объединён с двумя соседними провинциями, населёнными этническими итальянцами. В результате такой административной реформы тирольские немцы стали меньшинством в новом регионе, названном Трентино, и фактически были лишены возможности отстаивать свои коллективные права на уровне соответствующего административного образования. Подобное выталкивание немцев из политического пространства привело к закономерным последствиям — появлению повстанческой и террористической активности. В 1956 году был создан ультраправый Комитет освобождения Южного Тироля (Befreiungsausschuss Südtirol, BAS). Вплоть до 1961 года BAS совершал теракты (стараясь правда свести до минимума количество жертв и атакуя в основном объекты инфраструктуры), итальянские власти действовали в ответ репрессивными методами. Естественно, в ходе насильственной борьбы никто никого не победил, и стало очевидно, что требуется политическое решение вопроса.

Параллельно гораздо более масштабную работу — с помощью мирных политических методов — вела Народная партия Южного Тироля (Südtiroler Volkspartei), которая провозгласила своей целью «обратное» отделение Южного Тироля от Трентино в самостоятельный регион и увеличение степени его автономии.

Политическое решение было найдено в 1961 году. Южный Тироль как отдельный автономный регион был восстановлен. Под управление правительства Южного Тироля перешли транспорт, государственные услуги и социальная сфера. В школах было введено двуязычие (преподавание на немецком и итальянском языках), государственные органы также перешли к работе на двух языках. К тому времени этнический состав Южного Тироля был таким: немцы — 60%, итальянцы — 35%, ещё 5% — ретороманцы (коренное меньшинство региона). Эта пропорция очень напоминает современный этнический состав населения нашей республики (татары / русские / чуваши).

По-настоящему широкой автономии жители Южного Тироля добились в 1972 году. Тогда в ведение регионального правительства перешли здравоохранение, общественная безопасность, торговля, строительство дорог. Значительно расширились и полномочия парламента Южного Тироля.

Но самое главное — было достигнуто соглашение о том, что 90% собираемых налогов будет оставаться в Южном Тироле (сравним с 23%, остающимися в Татарстане).

С этого момента в Южном Тироле начался грандиозный экономический бум. Сейчас в регионе — одни из самых высоких зарплат в Европейском Союзе, лидирующие позиции в сфере оказания социальных услуг, таких как здравоохранение или образование. У Южного Тироля нет долгов, а центральное правительство Италии должно региону более 3 млрд евро (сравним опять же с нашей ситуацией, когда Татарстан должен федеральному центру 87,4 млрд руб. (на конец 2014 г.) при том, что ежегодно отправляет в федеральный центр более 500 млрд руб.). Безработица здесь — около 2%, и даже в период кризиса в 2009 году не превышала 2,9% (в Италии — 11%). Помимо передовых сфер экономики, в прекрасном положении находятся и традиционные отрасли, например, сельское хозяйство — в частности, Южный Тироль производит 10% всех яблок Европейского Союза.

Пока в остальном куда более централизованная Италия пытается бороться с экономическими трудностями из единого центра, автономный Тироль накапливает богатство и выкупает остававшиеся до недавнего времени в ведении центрального правительства объекты — железнодорожные станции, почтовые отделения, находящиеся на территории автономии части межрегиональных дорог.

Тектонические сдвиги произошли и в обществе Южного Тироля. Межэтнические противоречия в условиях двуязычного общества фактически полностью сглажены. В автономии произошёл объективный в современных условиях процесс эволюции идентичности. На смену старой модели двойной идентичности («я этнический немец/итальянец» и «я — гражданин Италии») пришла новая модель двойной идентичности («я — южнотиролец» и «я — гражданин Европейского Союза»). Действительно, так ли много связывает современного южнотирольца, даже если он является этническим итальянцем, с жителем, например, Сицилии — бедного региона на юге Италии, где перед людьми стоят совсем другие проблемы, где совсем другой уровень образования, а жители предпочитают закону понятия мафии? И настолько ли важен сейчас водораздел между этническими немцами и итальянцами в Южном Тироле в условиях, когда в демократическом обществе обеспечено равенство прав, защита прав меньшинств от каких-либо притеснений, верховенство закона? Другое дело — объективная ценность идентичности региональной, южнотирольской, ведь именно на уровне Южного Тироля решаются — самими жителями автономии и весьма эффективно — практически все вопросы, влияющие на жизнь конкретного жителя региона. И идентичность общеевропейская, а фактически — принадлежность к развитому миру: возможность ездить в его границах и не только в них без виз, получать образование, пользоваться преимуществами «первого мира» и крупнейшего в мире единого экономического пространства при ведении бизнеса.

Южный Тироль — не просто частный пример того, как регион фантастически развивается и богатеет, добиваясь максимально широкой автономии. Южный Тироль — один из пионеров новой Европы, Европы регионов — целого мира, развитого мира, в котором полномочия правительств традиционных крупных государств переходят регионам при одновременном стирании границ между этими традиционными государствами и формировании единого пространства. Это — исторический процесс, происходящий на наших глазах.