Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Май 28, 2015

Обязательный татарский язык в школах: отменить — неприемлемо, улучшить — необходимо

Обязательный татарский

В последние дни вновь, на этот раз с подачи российского депутата В.Жириновского, был поднят вопрос об обязательном изучении татарского языка в школах Татарстана.

Чем важно всеобщее изучение и знание татарского языка в республике?

Первый момент — что такое два равноправных государственных языка, татарский и русский. Равноправие госязыков — это не возможность знать тот язык, который хочется, а второй не знать. Равноправие — это обеспечение возможности каждому гражданину использовать в любой жизненной ситуации любой из государственных языков. Это возможность при обращении к собеседнику, госслужащему, полицейскому, официанту, продавцу использовать любой из двух госязыков, и получать ответ на языке обращения.

Это очень важный для понимания момент, потому что наверняка даже среди противников обязательного татарского немало людей, чья позиция продиктована не шовинизмом, а искренним непониманием, как обязательное изучение татарского всеми гражданами республики связано с интересами татароязычных сограждан, с сохранением татарского языка.

Второй момент. В современном мире язык в долгосрочной перспективе не сохраняется в виде языка какой-то общины. Вернее, к примеру, у зулусов такой механизм работает, без всяких государственных инструментов, у многих автономных племён сохраняется — в джунглях, в тайге, в арктических пустынях. Но татары — не зулусы, Татарстан и татарский народ — часть глобализированного мира. В нём язык может сохраниться только в том случае, если является не языком общины, а языком территории. Поэтому все предложения о том, что татарский язык в Татарстане должны учить только этнические татары, равносильны предложениям о лишении татарского языка всяких перспектив на существование и развитие.

Таким образом, борьба за всеобщее знание татарского языка в Татарстане — это и есть в буквальном смысле борьба за сохранение татарского языка. Это важно осознавать татароязычным гражданам республики — чтобы понимать, что формула «я своих детей обучил татарскому, этого достаточно» вовсе не гарантирует сохранение татарского языка и культуры. Это важно осознавать и русскоязычным гражданам республики — чтобы понимать, что обязательное изучение татарского — это не какая-то ничем не обусловленная прихоть, это абсолютная необходимость для сохранения татарского языка.

Необходимо также помнить, что сутью придания татарскому языку статуса равноправного государственного в начале 1990-х был как раз выход в перспективе на всеобщее знание обоих государственных языков, в том числе и татарского. Государственное двуязычие было одним из фундаментальных компромиссов нашей новой государственности и гражданского мира в республике. Отменить обязательное изучение татарского в школах — значит сломать этот фундаментальный компромисс: дело не в формальном государственном статусе, дело именно в движении ко всеобщему знанию обоих госязыков, именно этот консенсус был заложен в фундамент мира в татарстанском обществе. Что будет с ситуацией в нашем обществе, с гражданским миром в республике, если сломать этот консенсус? Можно строить разные теории, но, по всей видимости, хорошо не будет вообще никому.

Существует и менее радикальное предложение, чем отмена обязательного татарского языка — снижение количества часов. Это также неприемлемый вариант. Некоторые наши чиновники объясняют необходимость обязательного изучения татарского языка тем, что в республике, в которой большинство населения этнические татары, всем нужно уметь «хотя бы здороваться по-татарски». Об этом же говорят и некоторые гражданские активисты — о том, что лучше сместить акценты на изучение разговорного татарского языка, минимизировать литературную и письменную части. Но вопрос в том, что так дела не делаются. Говоря о том, что татарский язык должен быть полноценным государственным, имеется в виду несколько иное, чем де-факто кухонный, но с официальным статусом. Полноценный государственный язык — это значит, что все граждане умеют не только на нём разговаривать на уровне меню ужина и количества эчпочмаков, но и участвовать в более сложных дискуссиях, воспринимать информацию на различные темы, заполнять документы и так далее. Сегодняшняя система обучения татарскому не даёт не только этого, но и элементарной возможности изъясняться самым простым способом? Да, есть все основания так считать. Давайте решать эту проблему — это необходимо. Но никак ключом к решению этой проблемы не является снижение количества часов татарского языка.

К тому же язык познаётся и через другие предметы — через историю, географию, точные науки. И когда они преподаются на русском языке, говорить о каких-либо перекосах в сторону татарского языка — мягко говоря, лукавство.

Более радикальный до неадекватности вопрос — зачем вообще нужен татарский язык, кому нужен татарский язык. Но, знаете ли, с этой позиции и русский язык в современном мире никому не нужен. В современном глобализированном мире вполне достаточно английского. По этому параметру татарский и русский языки находятся вообще-то примерно в одинаковом положении. Кому нужен татарский язык? Он нужен татарам. Это татарская идентичность, сохранение татарского языка — это безусловный, природный и фундаментальный интерес татарского народа. И он никуда не денется. 350 лет существования при царистском режиме с жесточайшей ассимиляционной политикой, 70 лет коммунистического режима с автономией на бумаге и во многом схожей политикой на деле, и татары никуда не делись, а в 1990-м году Татарстан провозглашает государственный суверенитет. Зная историю, ожидать, что татары вместе со своими фундаментальными интересами куда-то отсюда денутся — это значит быть необучаемым, жить в каком-то своём фэнтезийном мире. Равно как и думать, что можно жить в мирном и солидарном обществе, не учитывая фундаментальные интересы крупнейшей этнической группы республики, которые не направлены против кого-либо.

С противоположной стороны — требования не обращать никакого внимания на вопросы, беспокоящие пусть вероятно и не бóльшую, но в любом случае весьма внушительную часть русскоязычных граждан республики. Причём в том числе на вопросы абсолютно справедливые, связанные в первую очередь с тем, как преподаётся татарский язык в школах. А также с тем, какая есть мотивация для изучения детьми татарского языка — ведь даже понимая неадекватность вопроса «кому вообще нужен этот татарский?», мы должны увидеть в нём и реальные проблемы, стоящие перед нами и требующие решения: создаётся ли у нас оригинальный и интересный контент на татарском языке в СМИ, на телевидении? проводятся ли современные и интересные мероприятия для молодёжи и не только на татарском? есть ли у нас высшее образование мирового уровня на татарском языке? Это вопросы к государству. Той колоссальной по значению работы, которую проделывают Всемирный форум татарской молодёжи, десяток молодёжных креативных коллективов, просто недостаточно, чтобы решить эту проблему.

Так вот те общественные силы, которые призывают не обращать внимания ни на какие, в том числе справедливые вопросы этой внушительной части русскоязычной общественности, чаще всего объясняют свою позицию патриотическими по отношению к Татарстану соображениями. Но правда заключается в том, что не бывает устойчивых государств с 40% нелояльных, недовольных граждан. И таким образом «благие намерения» в реальности конвертируются в подтачивание устойчивости татарстанской государственности.

На наш взгляд, в вопросе об обязательном изучении татарского языка в Татарстане акценты следует сместить на реальные проблемы:

1. Качество преподавания татарского языка в школах. Нет никаких сомнений в том, что с этим есть серьёзные проблемы. Об этом говорят и результаты изучения в школе татарского языка русскоязычными школьниками, об этом говорит и наличие претензий со стороны части родителей. Вопрос не в том, что необходимо упрощать, вопрос в том, что необходимо улучшать. Эти проблемы нужно воспринимать и решать, причём таким образом, чтобы работа в этом направлении была заметна для граждан Татарстана. Вопрос о качестве преподавания татарского языка уже долгие годы, если не десятилетия является одним из наиболее острых в обществе. Значит нужно его решать. Привлекать лучший зарубежный опыт — и это касается не только образовательного процесса в школе, но и в вузах, где готовят учителей татарского языка. Менять методику обучения. Эффективное проведение таких реформ вызовет одобрение со стороны той части нашего общества, которую беспокоит эта проблема, это также будет способствовать достижению цели — всеобщего знания татарского языка в Татарстане.

2. Пересмотр требований ЕГЭ по русскому языку в Татарстане. Ведь самый распространённый аргумент противников обязательного татарского — недостаток времени для подготовки к ЕГЭ по русскому языку. Но, простите, что это за такой экзамен по русскому языку, к которому абсолютно русскоязычному школьнику нужно готовиться столько, что у него не хватает времени на изучение других предметов? Один казанец в фейсбуке очень точно заметил по этому поводу:

«Вместо того, чтобы митинговать за отмену преподавания татарского языка (который действительно преподаётся очень плохо и саму систему его преподавания надо реформировать), митингуйте за отмену или хотя бы упрощение ЕГЭ по русскому языку. Ведь именно необходимостью сдавать оный объясняют многие протестанты своё участие в письмах и митингах. ЕГЭ по русскому, весь мой опыт учёбы и жизни в Москве это говорит, абсолютно искусственный барьер. Для того чтобы учиться в топовом московском вузе тот уровень знания, который предъявляется ЕГЭ (и на практике обходится разными легальными, полулегальными и совсем нелегальными способами), просто не нужен. Я видел немало хороших студентов из разных пост-советских и российских республик, которые либо не изучали русский в школе, либо просто плохо на нём говорили. Но даже их уровня владения языком хватало на то чтобы читать книги, понимать лекции и выражать собственные мысли. О том, что вся современная наука делается на английском и тот кто ею занимается вынужден его учить, можно даже не говорить.»

Билингвизм и даже трилингвизм — это современная цивилизационная норма. Например, когда гражданин знает английский язык (как язык международного общения), государственный (допустим, испанский) и региональный или местный диалект, отличающийся от литературного языка. Причём — порой независимо от этнической принадлежности. Многократно доказано научными исследованиями — билингвизм развивает. Помимо восприятия школьником культурного многообразия мира при изучении других языков, мозговая деятельность у билингвов происходит в более интенсивном режиме. Эта современная цивилизационная норма в самом буквальном смысле полезна для новых поколений татарстанцев.

Резюмируя:

1. Сохранение татарского языка — фундаментальный и неизбежный интерес татарского народа, который никуда и никогда не денется.
2. Сохранение татарского языка неразрывно связано и может быть гарантировано только всеобщим знанием татарского языка в Татарстане. Принцип движения к этому является одной из основ гражданского мира и согласия в республике.
3. Претензии к обязательному изучению татарского языка в школах республики зачастую имеют под собой справедливые основания — методика и качество преподавания, мотивация к изучению. И эти вопросы необходимо воспринимать и решать.

 

Обсуждение статьи на «Бизнес Online»