Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Фев 1, 2016

Что общего между Татарстаном и Беларусью?

Татарстан и Беларусь
Татарстан не так часто появляется в статьях и репортажах крупнейших мировых СМИ, в первую очередь англоязычных. Тем интереснее отследить такие редкие публикации, ведь именно по ним широкая мировая аудитория узнаёт — более или менее объективно, в зависимости от материала — о том, что такое Татарстан и что в нём происходит. На днях англоязычная редакция «Радио Свобода» выпустила статью о параллелях между Татарстаном и Беларусью в контексте их взаимоотношений с Москвой. Мы перевели эту статью для наших читателей:

«Что общего между Татарстаном и Беларусью?

Одна республика находится в составе России и формально управляется Москвой. Другая — независимая страна на западной границе России, которая долгое время была зависимым от Москвы государством.

Кремль Владимира Путина привык навязывать свой путь им обеим — то есть так было до недавнего времени.

Если вы хотите иметь хороший прибор, измеряющий, насколько российский режим силён у себя в стране и за рубежом, стоит обратить пристальное внимание на то, что происходит в Татарстане и Беларуси.

Несмотря на консенсус относительно того, что Путин является хозяином российского политического пространства, и несмотря на раскручивание и шум Москвы о «воскрешении статуса великой державы», и Казань, и Минск бросали вызов Кремлю с ошеломляющей регулярностью — при этом выходя сухими из воды.

В одном из недавних интервью в «Газета.ru» политический аналитик и бывший кремлёвский инсайдер Глеб Павловский заявил, что 2016 год будет «заключительным годом» и «моментом истины» для путинской модели государственного управления.

«Заклинания о великой России при тающих ресурсах и явном неумении управлять их остатками ускоряют кризис. Всё рушится» — говорит Павловский.

И в этом смысле Татарстан и Беларусь могут быть предвестниками этих процессов.

Атрибуты государственности

Татарстан пользовался широкой автономией в период президентства Бориса Ельцина, автономией, которая была значительно урезана Путиным. И в настоящее время Татарстан пытается отыграть её обратно.

Казань бросила вызов федеральному закону, обязывающему прекратить называть главу республики, Рустама Минниханова, «президентом». И пренебрегла приказом Кремля разорвать связи с Турцией на фоне конфликта Москвы с Анкарой.

Кроме того, несмотря на заявления Москвы о сепаратизме, мало того, что Татарстан настаивает на том, чтобы иметь своего президента, он называет свой законодательный орган Государственным советом, фактически имеет консульства за границей и поддерживает свои собственные связи со множеством стран, которые включают не только Турцию, но также и Иран, Малайзию, Венгрию, Казахстан и Беларусь.

Эти тренды и отказ Казани давать обратный ход всё более и более настораживают Кремль и его сторонников.

«Станет ли Татарстан для Российской Федерации тем, чем стала для СССР Украина?» — таким вопросом задаётся в своей статье политический комментатор Сергей Гупало.

Аналогичное заявление сделал в недавнем интервью живущий в Казани, но промосковски-настроенный комментатор Райс Сулейманов: «Татарстан хочет максимально сохранить за собой все атрибуты государства, вплоть до названия высшей должности».

«Если в России случится революция, тот же Майдан, о котором столько говорят, повторение 1991 года, только теперь в виде распада России, то у Татарстана будут все институты полноценного государства, и, таким образом, все условия для того, чтобы уйти в свободное плавание», добавляет Сулейманов.

В очевидной попытке установить стандарт поведения и отправить месседж в Кремль, в декабре казанская полиция ненадолго задержала Сулейманова.

Это было довольно смелым шагом, учитывая, что Сулейманов, резко критиковавший татарстанские власти за отказ разорвать отношения с Турцией и обвинявший их в содействии исламистскому экстремизму, по широко распространённому мнению, имеет связи с российскими спецслужбами.

В своём блоге «Window on Eurasia» аналитик, имеющий опыт в изучении России, Пол Гобл отметил, что этот шаг был «признаком того, что Татарстан не имеет намерения отступать от своих требований по сохранению института президентства в республике или не разрушать отношения с Турцией, как того требует Москва».

Проблемный клиент

Если Татарстан ограничивает влияние Путина внутри страны, то Беларусь в удивительной степени попирает волю Москвы за рубежом.

Самое главное, президент Александр Лукашенко до сих пор сопротивлялся усилиям Москвы по строительству новой российской авиабазы на территории Беларуси, несмотря на сильное давление со стороны Кремля.

Одним из неожиданных последствий российской аннексии Крыма и гибридной войны в восточной Украине были охлаждения в отношениях между Минском и Москвой и относительная оттепель между Беларусью и Западом.

Лукашенко отказался признать Крым в качестве части России и даже высмеивал логику Москвы по оправданию аннексии, заявив, что Монголия могла бы просто и легко претендовать на большую часть российской территории.

Он выразил нейтральную позицию по конфликту на Донбассе, сказав, что он никогда не позволит использовать территорию Беларуси для атаки на другое государство, и заявив о том, что Беларусь не заинтересована быть частью путинского так называемого «русского мира».

И даже в конфликте Москвы с Турцией Лукашенко пытался сохранять нейтралитет, призывая «наших российских и турецких друзей» урегулировать противоречия мирным путем.

Кроме того, после переизбрания в октябре Лукашенко оскорбил Путина, посетив Вьетнам и Туркменистан — нарушив давнюю традицию, согласно которой его первая зарубежная поездка должна быть в Москву.

Новое охлаждение в отношениях стало очевидным, когда Лукашенко и Путин встретились в Москве в декабре. По итогам встречи Путин холодно отметил «близость» позиций Минска и Москвы по Украине и Сирии.

«На языке дипломатии такие фразы, как «близость позиций», являются обычными для стран, с которыми Россия дружит, но не для её ближайших союзников», писал политолог Юрий Дракохруст Беларуси в недавнем комментарии для «Радио Свобода».

«На встрече между президентом России и лидером Бразилии или Индии было бы естественно отметить «близость позиций». Но с близким союзником обычно говорят о полном единстве положений, даже если они на самом деле не очень близки».

Безусловно, Татарстан пока лишь продвинется в своих спорах с Кремлём. И Беларусь, которая получает значительные субсидии из Москвы, не собирается сжигать свои мосты с Россией.

Но обе республики, кажется, закладывают основу для своей жизни после Путина.»

Оригинал статьи (на английском языке)