Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Апр 20, 2014

Отношения с Китаем

Китай

Официальная делегация Республики Татарстан во главе с президентом завершила официальный визит в Китай. Визит многодневный, насыщенный, с посещением самых разных регионов КНР, обширным составом переговорщиков. Заговорили даже о переориентации татарстанской экономики, 80% экспорта которой идёт в Европейский Союз, на Китай — на фоне непрекращающегося конфликта Москвы с западным миром и перспектив усиления санкций по отношению к РФ.

Давайте подумаем, что может покупать Китай у нашей республики.

Нефть? Нет. Разве что мы её будем возить в Китай на «Газелях». Нефть вообще-то перемещается по трубопроводам. Структура трубопроводной инфраструктуры не только Татарстана, российские трубопроводы однозначно идут в направлении Европейского Союза, куда Татарстан и продаёт почти всю свою нефть, и “экстренно” построить трансконтинентальный трубопровод невозможно (подробнее вопросы трубопроводной инфраструктуры мы рассматривали несколько дней назад: ). К тому же если Москва и найдёт где-то деньги на строительство хотя бы одного нового трубопровода в КНР, что при нынешнем состоянии федеральной экономики весьма сомнительно, то он наверняка будет построен из Западной Сибири — хотя бы потому, что Татарстан от Китая дальше. Так что реально ни о каком масштабном экспорте нефти из нашей республики в КНР в обозримом будущем речи идти не может.

Грузовики КАМАЗа? Нет, Китай не покупает такую продукцию, Китай делает её сам (изредка правда, если дело касается более сложных машин, покупая один экземпляр, чтобы его разобрать, полностью скопировать и наладить выпуск на своей территории).

Продукцию нашей химической промышленности? Да, направления для сотрудничества есть, но китайская химическая промышленность в последние десятилетия развивается внушительными темпами, и войти на такой рынок непросто.

Сельскохозяйственную продукцию? Нет, у Китая немного другая аграрная стратегия. Китай предпочитает покупать в других странах не продукцию, а землю (в основном в Африке), и выращивать необходимое себе уже на собственной земле. Надеемся, мы свою землю не будем продавать не только китайцам, но и вообще кому-либо из-за пределов Татарстана.

Безусловно, есть и весьма перспективные масштабные направления татарстано-китайского сотрудничества, и по транспортному коридору Западная Европа-Китай, и, вроде бы, по нашим вертолётам. Но нужно понимать, что полномасштабная экономическая ориентация Татарстана на КНР попросту невозможна. Китай — не инвестор, Китай — производитель. Это в первую очередь промышленное государство. Таким образом, наша промышленная продукция не заинтересует Китай, наш третий сектор и накопленный капитал пока не могут конкурировать с западными на китайском рынке, а наши энергоносители не могут экспортироваться в Китай в силу отсутствия инфраструктуры. Три наиболее очевидных и масштабных направления сотрудничества Татарстана с Китаем закрыты.

Китай — это, конечно, экономический игрок мирового уровня, вторая после США экономика мира. И нашей республике нужно выстраивать максимально выгодные для себя отношения с этой страной. Максимально выгодно и где это только возможно сотрудничать с Китаем. Открывать в Пекине представительство Республики Татарстан, что уже запланировано. Но нужно и смотреть в глаза реальности. Ни о какой переориентации нашей экономики с Европейского Союза на Китай не может быть и речи. Мы интегрированы в общеевропейскую экономику, наш товарооборот, структура иностранных инвестиций, наша инфраструктура, наше, в конце концов, географическое положение. Это не просто не изменить на Китай — это нашей республике и не нужно.

__________

И в качестве постскриптума — прекрасный ответ Марата Бинаева, генерального директора Казанского завода химических реагентов, на вопрос о том, не пора ли гражданам Татарстана учить китайский язык:
«Нет, не пора. Надо учить язык стран, где к людям лучше относятся, где люди лучше живут. Китай, может быть, и сильное государство, но оно не уважает своих людей. (…) Я бы предпочел общаться с европейцами.»