Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Мар 5, 2017

Решение проблемы пострадавших вкладчиков Татфондбанка

тфб

ПОЧЕМУ ПРОБЛЕМУ НАДО РЕШАТЬ

Пострадавшие вкладчики Татфондбанка требуют разрешить ситуацию за счёт средств крупнейших предприятий республики (ТАИФ и пр.). Граждане считают, что государственная власть и крупный бизнес в республике слиты, спаяны, представляют собой единый субъект. И если один «частный» банк (принадлежавший человеку из этой группы) прикрывал свои бизнес-интересы некими гарантиями и образом республики, то почему эта же группа не должна нести коллективную ответственность за крах этого банка? Не так важно, что это мнение логично, как важно, что это мнение общераспространено.

В то же время простое распределение денег нескольких крупных компаний между пострадавшими вкладчиками невозможно. В предлагаемой инициативной группой вкладчиков форме это создаст неприемлемый прецедент. На такие вещи никто не пойдёт.

Часть средств вкладчиков компенсируется Агентством страхования вкладов. Решение Центробанка России об отзыве лицензии у ТФБ может быть опротестовано, но вряд ли стоит ожидать, что лицензия будет возвращена.

В этой ситуации есть выход, который позволяет возвратить пострадавшим от ТФБ их деньги, и при этом не привести к ситуации в русле принципа «отнять и поделить».

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Может быть создан татарстанский Фонд будущих поколений — по аналогии с целым рядом подобных фондов в зарубежных странах, от Норвегии (Госнефтефонд королевства с $ 800 млрд) до Кувейта.

Подобные государственные фонды, аккумулируя значительные средства, инвестируют их, получая доход. Традиционная для таких фондов рациональная и достаточно консервативная стратегия инвестирования позволяет поддерживать приемлемый уровень доходности при минимизации рисков.

Формирование Фонда может быть обеспечено крупнейшими компаниями республики и носить добровольно-принудительный характер. Текущая система в Татарстане это позволяет. Можно вспомнить ГЖФ, куда в таком же формате перечисляли часть доходов предприятия республики. С тем отличием, что в нынешнем случае наполнение требуется более форсированное по времени или одномоментное, а донорами может быть только узкая группа крупнейших компаний — рядовые бизнесмены Татарстана не увидят смысла в наполнении фонда, созданного для решения проблем, возникших из-за действий представителя «корпорации» крупнейших бизнесменов республики.

Первые годы прибыль Фонда может направляться на погашение долгов Татфондбанка перед бывшими вкладчиками и юрлицами, чьи вклады не будут компенсированы АСВ. После окончания погашения этих долгов он может продолжать работать в формате классического Фонда будущих поколений. При этом доноры Фонда могут получить преференции в соинвестировании Фондом совместных с ними проектов на втором этапе его работы.

Параметры наполнения, инвестирования, распределения доходов на первом и последующем этапах развития следует рассчитывать. По первому этапу работы Фонда, когда его доходы будут направляться на погашение долгов ТФБ перед пострадавшими, возникнет три основных вопроса: 1) объём средств, которые можно в нём аккумулировать; 2) за сколько лет доходы Фонда позволяют рассчитаться с пострадавшими в истории с ТФБ; 3) может ли программа позволить увеличить суммы компенсаций от потерянного объёма для погашения инфляционного эффекта за период возмещения, или, наоборот, может быть компенсирована лишь какая-то часть потерянных средств. Эти три параметра взаимосвязаны, и необходимо найти наиболее сбалансированное их сочетание.

Управление Фондом должно осуществляться высококвалифицированными профессионалами. Модель, при которой менеджмент состоит, с одной стороны, из высших руководителей, набранных по родственно-дружескому принципу, а с другой — из управленцев и аналитиков с зарплатой в 500 долларов (при которой талантливые и квалифицированные специалисты проще доедут до Москвы, где на схожих позициях люди получают в 5 раз больше), неприемлема. Мы видели, к чему приводит эта модель управления на примере Татфондбанка. Сам Фонд должен быть максимально открытой и прозрачной структурой, вызывающей доверие граждан.

В ЧЬИХ ИНТЕРЕСАХ ПРЕДЛАГАЕМОЕ РЕШЕНИЕ

Это решение — в интересах всех групп:

Пострадавшие вкладчики ТФБ. Просто брать деньги ТАИФа и пр. и одномоментно раздавать их пострадавшим вкладчикам никто не будет. Если ставить вопрос таким образом и требовать такого решения, то в конце концов те, у кого сейчас эти деньги, самоизолируются от проблемы и ответят, что ТФБ был частной, отдельной от них структурой, и его проблемы их не касаются. Таким будет ответ в случае, если предлагаемое решение проблемы будет принципиально неприемлемым, по содержанию, по форме, по виду. В этом случае их можно будет ненавидеть, ненависть эта при распространении может даже стоить им положения и активов, но деньги у пострадавших от этого не появятся. У предложенного плана с Фондом есть издержки для пострадавших вкладчиков: это решение растянутое во времени, на период возвращения средств часть из них не будет работать на собственников потерянных денег. Но по сути это единственная более-менее реалистичная возможность вернуть свои деньги, пусть и не сразу. Альтернатива этой программе — не более приятное одномоментное решение (оно не выглядит вообще возможным), а полная и окончательная потеря денег.

Крупный татарстанский бизнес. В России не работает принцип неприкосновенности частной собственности. Без политической конструкции в виде более-менее крепкой и автономной татарстанской государственности самого местного крупного бизнеса здесь существовать не будет; нет сомнений, что ключевые активы будут поглощены сильнейшими федеральными группами. Решая проблему, из-за которой поддержка республики и республиканских институтов гражданами может катастрофически упасть, татарстанский крупный бизнес обеспечивает сохранность своих крупнейших активов от поглощения.

«Любая государственность должна иметь практическую ценность в глазах граждан. В случае с татарстанской государственностью, в 1990-х это был принцип так называемого мягкого вхождения в рынок, с меньшими издержками для граждан, чем по России. Позже одним из существенных моментов было ощущение определённой устойчивости республиканских институтов.» Отсутствие решения проблемы пострадавших вкладчиков крупнейшего татарстанского банка с республиканским участием — мощнейший удар по этому принципу.

Республиканские власти. Для самого устойчивого существования республиканского политического конструкта принципиально найти решение проблемы с вкладчиками ТФБ.