Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано on Июл 4, 2016

Догнать и перегнать Зимбабве: уроки кризиса

Зимбабве

Кризис, поразивший Зимбабве в нулевых, стал в медийном пространстве притчей во языцех и превратил Зимбабве в «имя нарицательное». Нередко Зимбабве обозначают как классический «failed state», то есть несостоявшееся государство, которое не может поддерживать своё существование как жизнеспособная политическая и экономическая единица.

 

На самом деле это не совсем так, или даже совсем не так. У России и Зимбабве есть немало различий (и не обязательно в пользу России), но есть и много общего. Тенденция развития/деградации Зимбабве схожа с эволюцией новой России, причём события в Зимбабве подчас опережают на 5-10 лет аналогичные процессы в России. Анализ истории Зимбабве даст возможность понять логику развития ситуации и даже возможные будущие сценарии, значимые для Татарстана и России.

 

Зимбабве карта-флагЗимбабве — небольшая страна на Юге Африки, расположенная в междуречье Замбези и Лимпопо, с населением в 14 млн человек. Президент страны Роберт Мугабе, которому в феврале этого года исполнилось 92 года, является старейшим и одним из наиболее долгоправящих руководителей государства.

 

ОТ ПРОЦВЕТАНИЯ К КРИЗИСУ

 

История современного Зимбабве (в недавнем прошлом — Родезии) началась 18 апреля 1980 г., когда страна обрела независимость от Великобритании. Независимости предшествовал долгий период борьбы африканцев за свои гражданские права против режима белого меньшинства во главе с Яном Смитом.

 

В 1965 г. белые южнородезийцы в одностороннем порядке провозгласили независимость от Великобритании, стремясь не допустить к власти африканцев и сохранить государственное управление в своих руках. Провозглашение независимости Родезией не было признано мировым сообществом. В стране утвердился «колониализм особого типа» (Colonialism of a Special Type) — термин, введённый для обозначения особого типа поселенческого колониализма, сложившегося во многих странах Юга Африки, где, по определению Нельсона Манделы, «угнетающие занимают ту же территорию, что и угнетённые, и живут с ними бок о бок».

 

Ян СмитЯн Смит (1919-2007) — родезийский и зимбабвийский государственный деятель. В 1965-1979 гг. занимал должность премьер-министра Родезии. В независимом Зимбабве — оппозиционный политик. Несмотря на популярное мнение, Смит был не расистом, а родезийским националистом, считавшим белых родезийских англоафриканцев самостоятельной нацией (подобно африканерам ЮАР), которые имели право на национальную независимость и государственный суверенитет. Борьбу с чёрными повстанцами Ян Смит объяснял коммунистическими воззрениями ЗАПУ и ЗАНУ, полагая, что их приход к власти будет означать марксистскую диктатуру и разрушительный хаос. Несмотря на жёсткую антимугабевскую позицию, Ян Смит практически до самой смерти продолжал жить в Зимбабве и лишь в 2005 г. по причине плохого здоровья переехал в ЮАР, где и скончался.

 

Сопротивление режиму белого меньшинства возглавляли две партии — «Союз африканского народа Зимбабве» (ЗАПУ, Zimbabwe African People’s Union) и «Африканский национальный союз Зимбабве» (ЗАНУ, Zimbabwe African National Union). Обе партии имели социалистическую ориентацию, но если ЗАПУ значительную помощь предоставлял СССР, то деятельности ЗАНУ оказывал содействие Китай. Позднее обе партии слились в единую — ЗАНУ-ПФ (Патриотический фронт), которая правит и поныне.

 

Стартовые позиции у независимого Зимбабве были неплохие. В наследство от Родезии государству досталась вторая после ЮАР по уровню развития экономика Африки, имевшая автаркичный и диверсифицированный характер.

 

Новое правительство демократического большинства начало проводить активную внешнюю политику, что вкупе с крепкой экономикой и соблюдением достигнутых договорённостей выгодно выделяло Зимбабве среди многих других африканских государств, а опыт мирной трансформации использовался для решения аналогичных проблем в Намибии и ЮАР.

 

Основной целью во внутренней политике было объявлено преодоление сложившегося расового неравенства. С этой целью государство ежегодно увеличивало расходы на социальную сферу. Так, финансирование образования за десятилетний период с 1980 г. выросло почти в три раза, с Z$ 227,6 млн до Z$ 628 млн. Аналогичным образом складывалась ситуация с государственными тратами на сферу здравоохранения: в период с 1979 по 1990 гг. они выросли с Z$ 66,4 млн до Z$ 188,6 млн. Стремясь снизить уровень безработицы, правительство ежегодно увеличивало число рабочих мест в государственном секторе. За десятилетний период бюджетные траты на трудоустройство выросли на 60 %. Были повышены расходы на содержание госслужащих, в среднем за десятилетний период они ежегодно возрастали на 12 %.

 

Подобная патерналистская политика зимбабвийского руководства привела к неоднозначным результатам. С одной стороны, повысился средний уровень благосостояния населения, снизилась смертность, а услуги здравоохранения и образования стали доступны большинству населения страны, с другой — высокие социальные траты стали одной из причин последующего кризиса.

 

Рост экономики Зимбабве в 1980-е гг. не успевал за ростом рождаемости. Хотя за десятилетний период ВВП на душу населения в Зимбабве рос ежегодно в среднем на 11,5 %, в реальных значениях уровень благосостояния снизился, так как высокий уровень инфляции (в среднем около 10-15 % в год) нивелировал экономический рост.

 

Высокие социальные расходы государства и искусственно заниженные кредитные ставки привели к росту бюджетного дефицита. Для его восполнения правительство в 1980-х гг. прибегало к внешним заимствованиям, в основном у МВФ и Всемирного банка. В 1990 г., когда стала очевидной невозможность продолжения прежней политики, Зимбабве приступило к реформам по либерализации экономики по программе, предложенной МВФ. Реформы предусматривали режим жёсткой бюджетной экономии и снижение зависимости экономики от государственного регулирования.

 

В целом, попытки либерализации экономики привели к аналогичным результатам, что и реформы 1990-х гг. в России — рост безработицы, резкое сокращение расходов на медицину и образование, падение ВВП, увеличение темпов инфляции, закрытие многих предприятий. Пытаясь отвлечь население от внутренних проблем и укрепить свой авторитет на международной арене, руководство Зимбабве ввязалось во Вторую конголезскую войну. Расходы на неё легли тяжёлым бременем на и без того дефицитный бюджет.

 

К концу 1990-х гг. Зимбабве подошло с серьёзными экономическими проблемами. Ситуацию усугублял нерешённый земельный вопрос: большинство плодородных земель принадлежало 1 % белых землевладельцев. При этом у Республики Зимбабве, в отличие от России, не было «подушки безопасности» в виде залежей углеводородов, рост цен на которые позволил бы ей выйти из кризиса 1990-х гг.

 

В ПОИСКАХ ДНА

 

Началом кризиса в Зимбабве принято считать 2000 г. Ретроспективно оценивая ситуацию в Зимбабве в начале нулевых, можно найти немало параллелей с сегодняшней ситуацией в России. В ежегодно ухудшающейся экономической ситуации власти раз за разом предсказывали наступления «дна», после которого начнётся рост. Поиск дна затянулся на восемь лет и привёл к ситуации, когда ниже падать было уже, действительно, некуда.

Экономический кризис серьёзно усугубила «ускоренная земельная реформа» (конец 1999-2003 гг.), выразившаяся в экспроприации «белых ферм» и передаче их чёрным землевладельцам. Необходимость перераспределения земли не вызывает сомнения, однако методы её реализации резко ухудшили ситуацию. Новые чёрные землевладельцы по объективным причинам не могли в одночасье наладить хозяйство, что привело к резкому падению урожайности. Не лучшим образом обстояли дела и в других сферах экономики.

 

Сельское хозяйство ЗимбабвеЗемельный вопрос с самого начала остро стоял в «житнице Африки»

Упомянем лишь несколько цифр. С 2000 по 2008 гг. (за исключением 2001 г.) экономика Зимбабве находилась в перманентной рецессии, падение ВВП в отдельные годы достигало -18 %. Страна, некогда бывшая житницей Африки, была вынуждена начать импортировать зерно. Уже в 2003 г. более половины жителей Зимбабве зависели от импорта продовольствия. В 2000-2007 гг. объём производства сельскохозяйственной продукции снизился более чем наполовину; объём промышленного производства сократился вдвое, объём производства в сфере добывающей промышленности — более чем на треть.

 

Стремясь преодолеть бюджетный дефицит, власть прибегла к количественному смягчению (увеличению денежной массы), что послужило одной из причин рекордной гиперинфляции. По её темпам Зимбабве достигло абсолютного мирового исторического максимума: к концу 2007 г. инфляция превышала 12 тыс. %, а в 2008 г. только по официальным данным достигла 231 млн %, по негосударственным же оценкам цифра приближалась к секстиллионым значениям (1.000.000.000.000.000.000.000 %). Деньги обесценивались буквально по часам, а для похода в супермаркет нужна была тележка для их перевозки. Похожая ситуация наблюдалась, пожалуй, только в Веймарской республике.

 

Доллар Зимбабве

 

Пиком кризиса стал 2008 г. К этому моменту ВВП сократился почти в два раза (от докризисных показателей), что привело к массовому росту бедности, а Зимбабве превратилось в одно из беднейших государств мира.

 

НЕ ВАЖНО КТО ГОЛОСУЕТ, ВАЖНО, КТО СЧИТАЕТ ГОЛОСА

 

На фоне экономического кризиса уровень поддержки Мугабе и ЗАНУ-ПФ был на рекордно низком уровне. Популярность оппозиции, напротив, возрастала. Основным оппонентом правящей ЗАНУ-ПФ выступила созданная в 1999 г. партия либерального толка — Движение за демократические перемены (МДС, Movement for Democratic Change). Лидер МДС — Морган Тсвангираи, западник, сторонник либеральных реформ, «борец с коррупцией».

 

Морган Цвангираи

Лидер зимбабвийской оппозиции Морган Тсвангираи

Начиная с 2000 г. руководство Зимбабве, стремясь сохранить власть в своих руках, приняло кейс законов, ужесточивших контроль за выборами и неправительственными организациями (НПО), организацией демонстраций и митингов. К примеру, представители НПО лишались права осуществлять контроль избирательного процесса, а митинги и собрания можно было проводить лишь с разрешения полиции.

 

Однако эти меры были недостаточными. На парламентских (2002) и президентских (2002) выборах руководство Зимбабве впервые прибегло к массовым фальсификациям и насилию, которые позволили ЗАНУ-ПФ и Мугабе получить большинство голосов. Несмотря на это, за МДС и его лидера проголосовало значительное количество избирателей. В 2002 г. МДС набрала 47 % голосов против 48,6 % у ЗАНУ-ПФ, а в 2005 — 39,5% против 59,6% соответственно.

 

Нарушения на выборах и военная интервенция в Демократическую республику Конго (ДРК) стали причиной санкций ЕС и США против Мугабе, его окружения и аффилированных с ним компаний. Безусловно, санкции оказали негативное влияние на экономику Зимбабве, но власть и оппозиция не преминули воспользоваться ими и в собственных целях. Так, власть списывала на санкции все провалы своей экономической политики и призывала к мобилизации для противостояния западным странам, которые якобы вновь хотят превратить Зимбабве в колонию. Оппозиция, напротив, приветствовала введение санкций, считая их единственным средством воздействия на власть, а также по ленинским заветам полагая, что «чем хуже, тем лучше».

 

Пик политического (как и экономического) кризиса пришёлся на 2008 г. Для экономии бюджета следующие парламентские и президентские выборы решили объединить, они состоялись в один день 29 марта 2008 г. Выборы сопровождались масштабными махинациями, фальсификациями, насилием, несколько человек было убито. Причём насилием не брезговала и оппозиция, хотя и в меньших масштабах.

 

Насилие на выборах

В определённый момент насилие стало частью зимбабвийской политики

По итогам парламентских выборов МДС-Т получила большинство — 99 мест, МДС-М — 10 мест (к тому времени партия разделилось на две фракции, которые стали называть по именам их лидеров, Тсвангираи и Мутамбара соответственно), тогда как ЗАНУ-ПФ — 97. Объявление итогов президентских выборов затянулось. Оппозиция критиковала избирательную комиссию и говорила о безоговорочной победе М. Тсвангираи. Однако было принято решение о пересчёте голосов.

 

2 мая 2008 г. были оглашены официальные данные, согласно которым М. Тсвангираи набрал 47,9 %, а его основной конкурент Р. Мугабе — 43,2 %. Таким образом, избирательной комиссией было принято решение назначить второй тур президентских выборов, который должен был состояться 27 июня 2008 г. Оба кандидата выразили своё согласие участвовать во втором туре голосования.

 

Однако буквально за несколько дней до даты голосования Тсвангираи, сославшись на запугивание и преследование его сторонников, снял свою кандидатуру. Формально он не имел права на это действие, так как не были выполнены временные требования зимбабвийского законодательства. В этой связи имя Тсвангираи осталось в избирательных списках второго тура. Таким образом, де-факто на безальтернативной основе Р. Мугабе вновь стал президентом Зимбабве, набрав 85,5 % голосов. За Тсвангираи проголосовали 9,3 % избирателей.

 

В ПОИСКАХ КОНСЕНСУСА

 

После президентских выборов 2008 г. Зимбабве разделилось фактически на два лагеря: сельские жители преимущественно поддерживали Мугабе, тогда как Тсвангираи симпатизировали горожане и образованная интеллигенция. Существовал высокий риск начала гражданской войны. В этих условиях власть и оппозиция при активном посредничестве ЮАР сели за стол переговоров. Их итогом стало заключение в сентябре 2008 г. «Глобального политического соглашения» (ГПА, Global Political Agreement), в котором стороны договорились о политическом сотрудничестве с целью преодоления кризиса.

 

GPA

Итогом переговоров между правительством и оппозицией стало заключение соглашения

Соглашение предусматривало приход к власти объединённого правительства (Inclusive Government), проведение новых всеобщих выборов в течение двух лет (в реальности процесс растянулся почти на пять лет), разработку и принятие новой конституции. Участники соглашения также обозначили свою позицию по отношению к иностранным санкциям и призвали к их отмене.

 

В целях борьбы с инфляцией руководство Зимбабве решилось на «непатриотичный шаг» — было принято решение об отказе от национальной валюты и переход на мультивалютную систему (доллар США, евро, южноафриканский ранд, японская иена). Это позволило резко снизить инфляцию и уже в 2009 г. начался рост ВВП Зимбабве, который сохраняется и поныне.

 

В 2013 г. большинством населения была принята новая конституция. Новые положения основного закона, в частности, отменяли должность премьер-министра страны и ограничивали полномочия президента, лимитировав возможность переизбрания на должность главы государства двумя пятилетними сроками. В конституции предусматривалась возможность выражения вотума недоверия (который должны поддержать не менее половины членов обеих палат парламента) президенту и вице-президенту в случае нарушения основ конституционного строя или неспособности исполнять обязанности из-за умственного или физического состояния. Последний пункт был введён ввиду преклонного возраста Мугабе.

 

В том же году состоялись всеобщие выборы. По их итогам, президентом страны вновь стал Р. Мугабе, который набрал 61,1% голосов, его основной оппонент М. Тсвангираи — 33.94%. Партия ЗАНУ-ПФ получила большинство в нижней палате парламента, заняв 159 из 210 мест, тогда как обе фракции МДС — 51 место.

 

Основной причиной поражения оппозиции стала их неспособность управлять страной: за пять лет, имея большинство в парламенте, она не смогла провести ни одной серьёзной реформы. Вместо этого партийный аппарат обоих форматов МДС был погружён во внутренние дрязги, борьбу за власть и набивание собственных карманов. Негативно на популярность оппозиции повлияли и личностные качества Тсвангираи, который больше «прославился» амурными похождениями, чем политической деятельностью.

 

После проведения мирных выборов в 2013 г. большинство санкций ЕС против Зимбабве были сняты, а оппозиция практически лишилась поддержки европейских политиков.

 

РЕЗЮМЕ

 

1) Неуспешные и зачастую популистские реформы руководства Зимбабве за короткий промежуток в восемь лет превратили самое развитие государство Африки (после ЮАР) в одну из беднейших стран мира. Для сохранения авторитета зимбабвийская политическая элита успешно разыгрывала внешнеполитическую карту. Санкции, введённые западными странами, назывались основной причиной кризиса, тогда как действия руководства страны представлялись как необходимое противодействие западному неоколониализму.

 

2) Несмотря на авторитарный политический режим, сложившийся в Зимбабве, оппозиция представлена в парламенте и имеет куда больше влияния и возможностей управления страной (к примеру, до недавнего времени она имела большинство в парламенте), чем на это может претендовать т.н. системная и антисистемная оппозиция в России. Наличие у зимбабвийской оппозиции легальных инструментов влияние на политику страны стабилизировало ситуацию и способствовало выходу из кризиса.

 

3) Значительное влияние на урегулирование ситуации сыграло наличие внешнего арбитра в лице ЮАР, неоднократно способствовавшей организации переговоров между властью и оппозицией. Именно участие ЮАР предотвратило дальнейшее развитие кризиса.

 

Таким образом, зимбабвийский рецепт выхода из кризиса оказался следующим:

  • диалог между всеми политическими силами страны;
  • итог переговоров — политическое соглашение, устанавливающее понятные и прозрачные правила политической борьбы;
  • нейтральность и прозрачность переговоров обеспечивал внешний арбитр, следивший как за ходом переговоров, так и за исполнением принятых договорённостей.